Бурлуцкая А.В., Коробкина О.Г., Писоцкая Ю.В. Взаимосвязь гастроэзофагеального рефлюкса и кашля у детей / Вестник ДГМА, № 3 (44), 2022. С. 71-79.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Бурлуцкая А.В. / Коробкина О.Г. / Писоцкая Ю.В.


УДК 616 053.2:[616.24 008.41:616.329 002]

Взаимосвязь гастроэзофагеального рефлюкса и кашля у детей


А.В. Бурлуцкая, О.Г. Коробкина, Ю.В. Писоцкая

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» МЗ РФ, Краснодар


Резюме
На протяжении многих десятилетий научное сообщество медицинских специалистов задавалось вопросом: существует ли взаимосвязь кашля с гастроэзофагеальным рефлюксом. Проблема актуальна для врачей различных специальностей. Важность данного вопроса обусловлена практическим применением, поскольку определяет тактику диагностики и лечения как при кашле, так и при гастроэзофагеальном рефлюксе. Цель обзора осветить современные научные данные о взаимосвязи кашля и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни у детей. В статье приведен анализ отечественных и зарубежных литературных данных. Методы исследования, использованные в процессе анализа: описательно аналитический и контент анализ. На основании имеющихся данных можно утверждать, что связь гастроэзофагеального рефлюкса (гастроэзофагеальной рефлюксной болезни) и кашля очевидна.

Ключевые слова: кашель, гастроэзофагеальный рефлюкс, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, дети.

Relationship of gastroesophageal reflux and cough in children

A.V. Burlutskaya, O.G. Korobkina, Yu.V. Pisotskaya

FSBEI HE "Kuban State Medical University" MH RF, Krasnodar

Summary
For many decades, the scientific community of medical professionals has wondered if there is a relationship between cough and gastroesophageal reflux. The problem is relevant for doctors of various specialties. The importance of this issue is due to practical application, since it determines the tactics of diagnosis and treatment both for cough and gastroesophageal reflux. The purpose of the review is to highlight current scientific data on the relationship between cough and gastroesophageal reflux disease in children. The article provides an analysis of domestic and foreign literature data. Research methods used in the analysis process: descriptive analytical and content analysis. Based on the available data, it can be argued that the relationship between gastroesophageal reflux (gastroesophageal reflux disease) and cough is obvious.

Key words: cough, gastroesophageal reflux, gastroesophageal reflux disease, children.

Введение
Кашель является наиболее частой причиной обращений за медицинской помощью. Он рассматривается как основной симптом наследственных и врожденных, а также приобретенных острых и хронических заболеваний дыхательной системы инфекционного, воспалительного, аллергического генеза [29]. Так, по статистическим данным, примерно 80% детей с жалобой на затяжной кашель более 5 раз повторно обращаются к врачу амбулаторно до установления диагноза и назначения эффективного лечения [9].

Зачастую страдающие хроническим кашлем пациенты принимают различные лекарственные препараты в течение продолжительного времени, в большинстве случаев безрезультатно. При этом такое лечение влечет за собой значимые финансовые затраты. В итоге снижается качество жизни, нарушаются сон, физическая и ментальная активность. Индивидуальный подход с учѐтом особенностей конкретного больного, точная диагностика и выявление причины – ключ к проведению дифференцированного лечения и залог успешного управления кашлем [8, 43].

В течение достаточно продолжительного времени научное сообщество интересовало, есть ли взаимосвязь кашля и гастроэзофагеального рефлюкса (ГЭР). Проблема актуальна для специалистов самого разного профиля: как врачей общей практики (педиатров, терапевтов), так и узких специалистов (гастроэнтерологов, оториноларингологов, пульмонологов, стоматологов) [5]. Важность данного вопроса обусловлена практическим применением, поскольку знание и представление тонких звеньев патогенеза обоих состояний определяет тактику диагностики и лечения как при кашле, так и при ГЭР [32].

Нами проведен анализ отечественных и зарубежных литературных данных в базах Elibrary, Web of Science, PubMed. Были использованы ключевые слова: «chronic cough», «child», «gastroesophageal reflux», «gastroesophageal reflux desease», «кашель», «дети», «гастроэзофагеальный рефлюкс». Включѐнные в обзор научные работы были опубликованы в последние 7 лет, отдельные источники взяты за период 2013-2014 гг.

В соответствии с современными представлениями, ГЭР – это непроизвольное забрасывание в пищевод несвойственного ему содержимого из желудка и/или кишечника. Рефлюктат при длительном соприкосновении со слизистой оболочкой (СО) пищевода способен вызвать ее физико-химическое повреждение [4]. Обратное поступление химуса из желудка в пищевод может наблюдаться и у здоровых людей. Если частота рефлюксов в ходе pH-метрии не превышает одного раза в час, заброс считается физиологическим. При этом в норме естественным путем сразу очищается СО пищевода. Определяется это тем, насколько быстро происходит «возвращение» агрессивного содержимого из пищевода в желудок. Имеющая в своем составе бикарбонаты слюна играет определенную роль в нейтрализации желудочного содержимого. Однако снижение рН <4,0 в просвете нижней трети пищевода наблюдается при нормальном по времени и выраженности ГЭР, но не более чем за 4,2% продолжительности. Если время рефлюкса постоянно увеличивается, стоит задуматься о патологическом ГЭР [8].

Причинами ГЭР считают как функциональные расстройства органов пищеварения, обусловленные нарушениями регуляции моторики, так и органические изменения пищевода, желудка, двенадцатиперстной кишки (ДПК), такие как аномалии развития, заболевания воспалительного генеза, эрозивные и язвенные изменения СО желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) [4].

Кроме того, выделяют ряд предрасполагающих к развитию ГЭР факторов.

У детей раннего возраста к таковым относят: осложнения перинатального периода (поражения центральной нервной системы с нарушениями вегетативной нервной системы, родовая травма шейного отдела позвоночника как следствие снижения тонуса кардиального сфинктера), повышение тонуса пилорического жома (пилороспазм), нарушенная моторно-эвакуаторная функция желудка, подтвержденная гастроинтестинальная аллергия (особенно на белок коровьего молока), а также хронические расстройства питания (паратрофия) [2, 6]. У подростков способствуют ГЭР ожирение, патология ЖКТ органического характера (язвенная болезнь желудка и/или двенадцатиперстной кишки (ДПК), хронический гастродуоденит), расстройства вегетативной нервной системы. Вне зависимости от возраста длительное повышение внутрибрюшного давления при персистирующих запорах, метеоризме, тяжелых физических нагрузках создают условия для ГЭР [2, 7].

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) – хроническое заболевание, склонное к рецидивированию, которое развивается вследствие обратного заброса содержимого желудка и/или кишечника и характеризуется клиническими эзофагеальными и внепищеводными проявлениями и разнообразными морфофункциональными изменениями СО пищевода. Среди пациентов педиатрического профиля течение ГЭРБ может не сопровождаться поражениями СО пищевода, особенно на начальном этапе развития заболевания. Однако встречаются и изменения СО, что определяется рефлюкс-эзофагитом.

Примерно у 10% детей встречается ГЭР. По данным литературы, от 8 до 10% составляет частота ГЭРБ в структуре заболеваний пищеварительной системы у детей. Рефлюкс-эзофагит у детей с патологией ЖКТ выявляется с вариабельной частотой и колеблется, по данным разных авторов, в диапазоне 8,7-17% [26].

Аксиальная или скользящая грыжа пищеводного отверстия диафрагмы (СГПОД) является одним из важнейших факторов, предрасполагающих к развитию ГЭРБ. СГПОД чаще выявляется у женского пола, частота, по данным эндоскопического исследования, составляет 16% у взрослых пациентов. СГПОД может быть как врожденной (у 1 на 1700 новорожденных встречаются врожденные диафрагмальные грыжи), так и приобретенной. У детей с эзофагеальными заболеваниями, согласно статистическим данным, частота СГПОД составляет от 4,5 до 7,2%. При этом расхождения между мальчиками и девочками незначительны. По показателям детских гастроэнтерологов СГПОД обнаруживается с частотой 6,5% у педиатрических пациентов с заболеваниями пищевода, а рефлюкс-эзофагит при установленной СГПОД выявляется, по различным данным, у половины, а иногда до 90% детей. Особенности строения, такие как общее аортально-пищеводное отверстие, а также укорочение диафрагмальных ножек, способствуют развитию СГПОД. В связи с этим органы абдоминальной полости, покрытые брюшиной (брюшная часть пищевода, желудок, кишечник, сальник), могут перемещаться в задний отдел медиастенума. В результате страдают функциональные возможности пищевода, развивается патологический процесс (например, эзофагит) [4].

Таким образом, к возникновению ГЭР часто приводит СГПОД. Это можно пояснить следующем:
1) увеличивается и исчезает угол Гиса вследствие перемещения желудка в грудную полость;
2) нарушается скоординированность работы и осуществление запирательной функции диафрагмальных ножек;
3) в брюшном отделе пищевода и желудке происходит выравнивание давления, снижается тонус нижнего пищеводного сфинктера (НПС).

Все вышеперечисленное приводит к нарушению замыкательной функции кардии.

Однако несмотря на это, теория связи СГПОД и рефлюкс-эзофагита остаѐтся спорной. С одной стороны, согласно данным статистики, только у 20–33% взрослых пациентов с выявленной СГПОД присутствует эндоскопическая картина рефлюкс-эзофагита, что противоречит теории. С другой стороны, пациенты с диагнозом рефлюкс-эзофагит имеют сопутствующую СГПОД в 25–50% случаев, при этом среди детей этот показатель составляет не менее 50%. Грыжа нередко утяжеляет и способствует рефрактерному течению рефлюкс-эзофагита, который, в свою очередь, способствует поддержанию СГПОД. В результате создаѐтся «порочный круг» [16].

Врождѐнные грыжи детерминированы аномалиями развития ЖКТ, возникающими как результат эмбриональных нарушений. Возможно формирование синдрома короткого пищевода. Другие причины врожденных СГПОД связаны с нарушением развития мышц и отверстий диафрагмы (например, при врожденном расширении пищеводного отверстия диафрагмы), синдромом дисплазии соединительной ткани [4, 23, 40]. К приобретенным грыжам также предрасполагают анатомо-физиологические особенности. Постановка диагноза у детей происходит в основном в старшем возрасте.

Основными этиопатогенетическими факторами приобретенной СГПОД являются:
1) повышение интраабдоминального давления как результат длительных запоров, метеоризма, хронического кашля, ожирения, подъема тяжестей;
2) воспалительные и рубцовые изменения пищевода и зоны эзофагогастрального перехода;
3) снижение общего мышечного тонуса (например, при некоторых диффузных заболеваниях соединительной ткани, дефиците или избытке массы тела);
4) синдром дисплазии соединительной ткани.

Разграничение грыж по происхождению несколько условно. Генез как врожденных, так и приобретенных СГПОД одинаков. Безусловно, имеет значение возрастной аспект манифестации. При этом чем старше ребенок, тем с большей долей вероятности будет заподозрена у него приобретенная грыжа.

Степень сопутствующей недостаточности кардиального жома, выраженность ГЭР и поражение СО пищевода напрямую влияют на клиническую картину СГПОД. При этом свойственных только нефиксированной СГПОД симптомов не существует. Однако клинические признаки могут отличаться значимым разнообразием. Именно поэтому S.W. Harrington (1948) предложил метафору «маскарад верхнего отдела живота» в качестве характеристики данного состояния. СГПОД может иметь бессимптомное течение или манифестировать яркой симптоматикой у пациентов педиатрического профиля. В целом, именно размеры грыжевого мешка и степень эзофагеальной фиксации определяют полиморфизм клиники [46].

Существуют некоторые различия клинической картины СГПОД у детей в зависимости от возраста. Первым проявлением заболевания у детей младшего возраста могут быть рвота, срыгивания. Кроме того, могут наблюдаться отставание в физическом развитии, анемия, нарушения со стороны дыхания вплоть до развития апноэ и синдрома внезапной смерти. Напротив, дети старшего возраста предъявляют жалобы эзофагеального характера: отрыжка, изжога, боль в эпигастральной области, за грудиной с иррадиацией в спину, нижнюю челюсть, кардиалгия.

Для ГЭРБ характерны не только пищеводные, но и экстраэзофагеальные симптомы, вследствие поражения органов за пределами ЖКТ: респираторные, неврологические, кардиологические, стоматологические проявления, а также связанную с рефлюксом оториноларингологическую патологию (ЛОР-патологию) [42].

Со стороны сердечно-сосудистой системы при ГЭРБ возможны боль за грудиной, ощущения «перебоев в сердце», преходящие нарушения ритма и проводимости.

На приѐме у стоматолога могут выявляться характерные изменения полости рта у пациентов с ГЭРБ [45]:
1) афты СО полости рта, изменения сосочков языка, жалобы на жжение языка;
2) заболевания пародонта воспалительного генеза (гингивиты, пародонтиты);
3) поражения твердых тканей зубов некариозной этиологии (эрозия эмали).

Считается, что ГЭР является причиной трети случаев хронической ЛОР-патологии. Именно такие пациенты, без должного гастроэнтерологического обследования, часто посещают оториноларинголога, получают длительную терапию без улучшения состояния [4].

ГЭРБ-ассоциированная ЛОР-патология достаточно разнообразна. Выделен термин «экстраэзофагеальный рефлюкс» (ЭЭР), который объединяет комплекс симптомов и заболеваний дыхательных путей и уха, связанных с ГЭРБ, либо ситуацию, когда такая ассоциация предполагается [17].

Выделяют два оториноларингологических варианта ЭЭР: ларингофарингеальный и назофарингеальный рефлюкс. Кроме того, при ГЭРБ не исключается поражение и нижних дыхательных путей. Предполагается причинно-следственная связь с рецидивирующими бронхоспазмами, увеличением приступов бронхиальной астмы (БА) в ночное время, частыми пневмониями у детей [30, 31]. В 2015 г. G. Falk и соавт. [20] представили сцинтиграфическую картину лѐгких 34 пациентов с установленным диагнозом ГЭРБ. У половины обследованных подтвердилась аспирация радиоактивного технеция в нижние дыхательные пути.

Термины «ларингофарингеальный рефлюкс» и «назофарингеальный рефлюкс» не являются отражением истинной сущности патологического процесса. Однако в ряде отечественных и зарубежных публикаций они используются достаточно часто и считаются приемлемыми в описании совокупности симптомов состояний и заболеваний, являющихся внепищеводными проявлениями ГЭРБ.

Существуют некоторые гендерные различия в течении ларингофарингеального рефлюкса: мальчики страдают чаще, имеют более яркую клиническую картину болезни [13]. Интересно, что практически в половине случаев у детей без отклонения в результатах pH-мониторинга пищевода может диагностироваться ларингофарингеальный рефлюкс.

При забрасывании желудочного содержимого в гортань происходит раздражение СО органа, особенно задних отделов, что в последующем влечет к развитию хронического воспаления. У пациентов педиатрического профиля проявляется это в первую очередь расстройством тембра голоса: практически у всех детей с ЭЭР наблюдается охриплость, по данным литературы. Дисфония сочетается с дисфагией (у 74,2% детей), хроническим кашлем (56,4%), болью при глотании (51,6%), globus sensation (48,4%) – ощущением «кома в горле» или «застревания» пищи при глотании [14].

Наиболее часто при ларингоскопии у детей визуализируется гиперемия СО пирамидальных хрящей, а именно их внутренней поверхности. По данным авторов, у каждого ребенка с ЭЭР обнаруживается этот симптом. Выявляется отек задней трети plica vocalis (до 75,8% случаев), реже их разлитая отечность (50%), гипертрофия СО «задней комиссуры» (33,8%) – области между черпаловидными хрящами. Крайне редко встречается отек ниже голосовых складок (4,8%) [22, 27].

Согласно некоторым данным, ЭЭР рассматривается как одна из причин развития острых средних отитов у детей. В ходе исследований у пациентов с ГЭРБ установлена высокая концентрация пепсина и пепсиногена в секрете барабанной полости и цитоплазме эпителиоцитов СО среднего уха. В данный момент этот показатель рассматривается в качестве одного из ведущих диагностических критериев ЭЭР при экссудативных отитах у детей [10, 37, 49].

Кроме того, в подскладочном пространстве возможен стеноз гортани, выявляются язвы, гранулемы и полипы plica vocalis. Также пациенты могут предъявлять жалобы со стороны глотки: ощущение онемения, жжения, возникающие, как правило, после приема пищи. Преимущественно ночью, когда снижается тонус глоточно-пищеводного сфинктера, происходит соприкосновение рефлюктата с верхней третью пищевода, что обусловливает симптомы патологического процесса в глотке и гортани (постоянный сухой кашель; осиплость голоса по утрам, сочетающаяся с навязчивой потребностью «прочистить глотку» – дисфония). Как полагает ряд исследователей, длительный контакт с HCl, пепсином и, возможно, дуоденальным содержимым с pH>7 (в случае ретроградного заброса из ДПК в желудок) приводит к поражению СО, а впоследствии – к развитию гранулем, язв, полипов голосовых складок и карциномы гортани [50].

Кашель, в том числе постоянное покашливание из-за першения в горле, а также симптомы бронхообструкции считаются наиболее часто встречающимися проявлениями ГЭРБ со стороны органов дыхания в практике педиатров. Главная задача кашля, как сложного рефлекторного защитного механизма, заключается в очищении и восстановлении проходимости воздухоносных путей. Реализуется данная функция благодаря мукоцилиарному клиренсу, следствием которого являются возникающие примерно 10-15 раз в течение дня кашлевые толчки. Осуществляется этот рефлекторный акт с участием нескольких систем: дыхательной, иммунной, нервно-гуморальной. При этом, если возникает «поломка» в одной из них, непременно произойдѐт цепная реакция изменений, что впоследствии приведет к патологическому кашлю [18, 28, 48].

В патогенезе кашля при ГЭРБ различают 2 основных звена.

1. Рефлекторное: поскольку пищевод и бронхиальное дерево имеют общее эмбриональное происхождение, взаимную согласованность функций и соответственно общий источник иннервации – n. vagus, развивается бронхоспазм, опосредованный через блуждающий нерв, в результате раздражения СО пищевода кислым желудочным содержимым [33].

2. Непосредственная микро- или макроаспирация содержимым желудка оказывает раздражающее действие на рецепторы гортани, трахеи и бронхов, что приводит к неспецифической гиперреактивности бронхов и развитию воспалительного процесса в трахеобронхиальном дереве [34].

На протяжении длительного времени интерес исследователей обращен к изучению механизма микроаспирации. Известно, что закрытие rima vocalis во время акта глотания и координация глотательного рефлекса предотвращает развитие легочной аспирации. В основе микроаспирации при ГЭР лежит состояние кардиального жома в сочетании мышечными сокращениями пищевода. Бронхоспазм и гиперсекреция бронхиального дерева связаны с забрасыванием и длительной персистенцией содержимого желудка и, как следствие, повреждением СО дыхательных путей. А стимуляция кашля возникает при кратковременном действии на СО рефлюктата и раздражения рецепторов глотки [7].

Вследствие проведения интубации и седации, к микроаспирации содержимого желудка предрасполагает искусственная вентиляция легких (ИВЛ) [41].

В неонатальном периоде микроаспирация приводит к аспирационным пневмониям, бронхоспазмам, остановке дыхания и изменению его ритма. Эпителиальная ткань альвеол, а также вся СО дыхательных путей, значимо страдает как морфологически, так и функционально в результате микроаспирации. Кроме этого, повреждается микроциркуляторное русло легких, увеличивается проницаемость сосудов, отек интерстиция, альвеолы наполняются транссудатом. В результате нарушается газообменная функция дыхательной системы [24]. Это усугубляет течение бронхолегочной дисплазии (БЛД) недоношенных. Согласно статистическим данным, у детей с аспирацией рефлюктата в анамнезе БЛД регистрируется достоверно чаще. Полное нивелирование бронхолегочной патологии по достижении трехлетнего возраста значительно выше у педиатрических пациентов без ГЭР [21].

Рецидивирующий бронхообструктивный синдром, повторные пневмонии, ателектазы, развитие апноэ и синдрома внезапной смерти часто регистрируются у пациентов с ГЭРБ, а у более половины из них – БА. [15]. Возникновение кашля ассоциировано с употреблением пищи и/или изменением положения тела в пространстве. Поэтому он регистрируется в период сна и обычно сочетается с часто встречающимися проявлениями ГЭРБ (нередкие срыгивания, дефицит массы тела, дисфагия, изжога) [25].
Сочетание ГЭРБ и бронхиальной астмы
О «непростых взаимодействиях» кашля и ГЭР свидетельствуют некоторые исторические данные.
  • Еще в XIII веке в трактате «Об астме» взаимосвязь между приемом пищи, горизонтальным положением и хрипами в легких упоминал Моше бен Маймон.
  • В XVIII веке Nils Rosén von Rosenstein в сочинении о детских болезнях и их лечении «Underrättelser om barns sjukdomar och deras botemede» выделил понятие «желудочный кашель», возникающий преимущественно после переедания.
  • В 1802 г. в книге «Commentaries on the history and cure of diseases» Уильям Геберден отметил, что у многих людей после еды возникает затрудненное дыхание.
  • Уильям Ослер в руководстве «The Principles and Practice of Medicine» дал диетические рекомендации для пациентов с БА и призывал не ложиться, «пока не переварится пища».
На сегодняшний день статистические сведения о встречаемости БА в сочетании с ГЭРБ весьма неоднозначны и противоречивы. ГЭР имеется у 50-72% детей и более, страдающих БА, по отечественным и зарубежным статистическим данным [47].

Выделить отдельной нозологической формой рефлюкс-зависимую астму неправильно. В настоящее время ГЭРБ и БА рассматриваются как два хронических заболевания, которые могут быть триггером обострения друг друга [11].

Следует помнить также о возможных побочных эффектах бронхолитиков и глюкокортикостероидов, широко используемых в лечении БА. Ксантины, β-адреномиметики и ипратропиум снижают тонус НПС, способствуя развитию ГЭР. Развитие приступа БА приводит к повышению внутрибрюшного давления, а лечение бронхолитическими препаратами снижает тонус НПС, что провоцирует развитие ГЭР. По сути, формируется порочный круг, связывающий ГЭР и бронхообструкцию [3].

С позиции практической медицины рутинное обследование пациента детского возраста с БА заключается в сборе анамнеза, объективном осмотре и проведении дополнительных исследований. Причем, как правило, жалобы и симптомы, которые отражают состояние дыхательной системы анализируются в первую очередь. Сами пациенты не обращают внимание на проявления со стороны других органов и систем, акцентируя внимание лишь на респираторных проявлениях. Безусловно, бронхообструктивные состояния имеют наиболее яркую клиническую картину на фоне других сопутствующих заболеваний. Однако зачастую это является причиной диагностических ошибок и приводит к длительному безуспешному лечению в связи с отсутствием ответа на традиционную терапию [1].

Полное нивелирование симптомов БА не произойдѐт вследствие излечения ГЭР, однако может поспособствовать более легкому течению и большему контролю над заболеванием. Экстраэзофагеальные проявления ГЭР могут сопровождаться гиперчувствительностью бронхов, рецидивирующими бронхообструктивными состояниями, тем самым «симулируя» клиническую картину истинной БА. В этой связи необходимо проводить комплексную дифференциальную диагностику этих состояний [39].
Диагностический поиск ГЭРБ
При подозрении на ГЭРБ необходимо провести комплекс диагностических мероприятий. Как известно, грамотно собранный анамнез является ключом к постановке диагноза. Кроме того, следует выполнить полное объективное обследование пациента: пальпация, перкуссия и аускультация всех систем органов, в том числе и дыхательной; важно не только измерить антропометрические параметры, но и оценить физическое развитие ребенка. На наличие ГЭРБ могут указывать изменения зубочелюстной системы, галитоз. При проведении эзофагогастродуоденоскопии (ЭФГДС) оценивается характер изменений СО пищевода, наличие эрозий и язв. Поскольку возможны другие причины эндоскопической картины эзофагита (отравления токсичными соединениями, рвота на фоне кишечной инфекции, воспаление аллергического генеза), диагностировать ГЭРБ только по данным ЭФГДС неправомерно. Поэтому обязательно должны сопоставляться клинические данные и заключение эндоскопического исследования [44].

В диагностике ГЭРБ суточная рН-метрия является «золотым стандартом». В ходе ее проведения оценивают такие показатели, как общее время, в течение которого рН<4, суммарное число рефлюксов в течение суток, количество рефлюксов дли-тельностью более 5 минут, временной интервал самого продолжительного рефлюкса. Диагностическими критериями ГЭРБ являются: общее количество эпизодов ГЭР в течение суток более 46, общая продолжительность снижения рН≤4 в пищеводе более одного часа. По некоторым данным, чувствительность этого метода составляет 88-95% [8].

Подтвердить СГПОД, стриктуры пищевода, диффузный эзофагоспазм возможно при рентгенконтрастном обследовании ЖКТ. По показаниям проводят дополнительные методы обследования (рентгенография органов грудной полости, холтеровское мониторирование ЭКГ, оценка функции внешнего дыхания, постановка кожно-скарификационных проб).

В некоторых ситуациях прибегают к пробной терапии ингибиторами протонной помпы с целью оценки влияния на симптомы ГЭРБ (эффект ex juvantibus).

При ГЭРБ ассоциированной ЛОР-патологии необходима консультация оториноларинголога, а иногда и проведение эндоскопического исследования гортани и трахеи. Для исключения травмы шейного отдела позвоночника, других органических поражений центральной нервной системы, которые могут протекать под «маской» ГЭРБ, требуется осмотр и заключение невролога.
Тактика ведения детей с ГЭРБ с респираторными проявлениями
При установлении диагноза ГЭРБ в сочетании с респираторными проявлениями требуется комплексный подход. Во-первых, проводят коррекцию рациона и режима питания. Применение специальных антирефлюксных смесей, в состав которых входят загустители (крахмал, камедь рожкового дерева), уменьшает количество рефлюксов у детей раннего возраста [19]. В подростковом возрасте важно выявить и исключить из рациона продукты, способные усилить ГЭР (наиболее частые из них – газированные напитки, кофе, жиры, шоколад, томаты) [35].

Постуральная терапия

На занятиях физкультурой и спортом не применять тяжелые физические нагрузки, наклоны у школьников. На область живота не следует оказывать давление элементами одежда и предметов ухода (тугие пояса, ремни, резинки, памперсы). Альтернативой может выступать использование подтяжек. Тело грудного ребенка по отношению к матери в процессе кормления должно находиться под углом не более 90º, а после – следует некоторое время удерживать его в вертикальном положении. Коррекция режима питания школьников заключается в дробном питании малыми порциями с последним приемом пищи за 3-4 ч до сна. После еды не следует принимать горизонтальное положение. «Лечение положением» особенно важно не только в дневное, но и в ночное время. Связано это с тем, что в период сна уменьшается число перистальтических волн (вызванных актом глотания) и защитное действие слюны, в результате чего нарушается клиренс нижней трети пищевода от рефлюктата. Поэтому изголовье кровати больного должно быть приподнято на 20 см [12, 36].

При отсутствии эффекта от диеты и постуральной терапии назначается медикаментозная коррекция ГЭРБ.

1. Патогенетическое лечение. Повышение тонуса кардиального жома, стимуляция сокращений пищевода и желудка, улучшение пищеводного клиренса, антродуоденальной координации, противорвотного эффекта достигаются приемом прокинетиков. В основе действия данных препаратов лежит блокада D2-рецепторов к дофамину. Некоторые представители этой группы имеют большой спектр побочных эффектов (в частности, экстапирамидные нарушения, системные аллергические реакции, агранулоцитоз), в связи с чем в настоя-щее время в педиатрической практике не применяются.

2. Проводится антисекреторная терапия, задача которой состоит в минимизировании действия HCl на СО пищевода. Широкое применение получили средства, блокирующие гистаминовые Н2-рецепторы, и ингибиторы протонового насоса. Данная группа препаратов имеет возрастные ограничения в связи со сложностью дозирования [38].

3. В качестве симптоматической терапии используют местные невсасывающиеся антациды. Они оказывают протективное действие на СО от агрессивного рефлюктата. Этот эффект достигается за счет нейтрализации HCl и образования противовоспалительного геля.

Таким образом, следует отметить, следующее.
  • ГЭР играет важную роль в патогенезе хронического кашля по крайней мере в 1/3 случаев.
  • В развитии кашля имеет значение раздражение рецепторов дистального отдела пищевода забрасываемым рефлюктатом, а у части детей – микроаспирация. Наиболее вероятным представляется формирование рефлекторной дуги с механорецепторов пищевода.
  • Выраженность респираторных симптомов у детей с хроническим кашлем (включая БА) уменьшается на фоне лечения (медикаментозного или хирургического) ГЭР/ГЭРБ.
  • Детям с хроническим кашлем, не отвечающим на базисную терапию, показано обследование с целью выявления возможного влияния ГЭР на формирование имеющейся симптоматики. Если проведение такого обследования по каким-либо причинам невозможно, рекомендуется эмпирическая терапия ГЭРБ.
  • СГПОД – важный фактор развития ГЭРБ, одним из внепищеводных клинических проявлений которой является кашель. Выявление СГПОД в этой связи важно с целью определения тактики ведения больного и решения вопроса о хирургической ее коррекции.
  • Больным ГЭРБ показано хотя бы минимальное обследование для уточнения состояния органов дыхания (например, пикфлоуметрия) даже при отсутствии очевидных респираторных симптомов.
Литература
  1. Апенченко Ю.С., Гнусаев С.Ф., Розов Д.Н., Иванова И.И., Королюк Е.Г., Красненков В.Л., Березовский И.В. Течение бронхиальной астмы в сочетании с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью у детей // Вестник новых медицинских технологий. 2018. Т. 25(3). С. 7-14.
  2. Бельмер С.В., Волынец Г.В., Гурова М.М., Звягин А.А., Корниенко Е.А., Новикова В.П., Печкуров Д.В., Приворотский В.Ф., Тяжева А.А., Файзуллина Р.А., Хавкин А.И., Эрдес С.И. Проект клинических рекомендаций российского общества детских гастроэнтерологов, гепатологов и нутрициологов по диагностике и лечению функциональных расстройств органов пищеварения у детей // Вопросы детской диетологии. 2019. Т. 17 (6). С. 27–48.
  3. Бельмер С.В., Хавкин А.И., Приворотский В.Ф. Кашель и гастроэзофагеальный рефлюкс: непростые взаимодействия (часть 2) // Педиатрия им. Г.Н. Сперанского. 2020. Т. 99 (6). С. 236–240.
  4. Бельмер С.В., Хавкин А.И., Приворотский В.Ф. Кашель и гастроэзофагеальный рефлюкс: непростые взаимодействия (часть 1) // Педиатрия им. Г.Н. Сперанского. 2020. Т. 99 (5). С. 144–149.
  5. Болезни пищевода у детей / С.В. Бельмер, А.Ю. Разумовский, В.Ф. Приворотский, А.И. Хавкин. 2-е изд. Москва: ИД «Медпрактика-М», 2020. 328 с.
  6. Жихарева Н.С. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь у детей // Медицинский совет. 2013. № 3. С. 34-41.
  7. Закиров И.И., Сафина А.И. Респираторные проявления гастроэзофагеального рефлюкса у детей // Вестник современной клинической медицины. 2016. № 9 (2). С. 46–52.
  8. Мельникова И.М., Удальцова Е.В., Мизерницкий Ю.Л. Алгоритмы дифференциальной диагностики заболеваний, сопровождающихся затяжным и хроническим кашлем у детей // Педиатрия. 2018. Т. 97 (2). С. 8-18.
  9. Мизерницкий Ю.Л., Мельникова И.М. Затяжной и длительный кашель у детей: алгоритмы дифференциальной диагностики и дифференцированной терапии // Медицинский совет. 2019. (17). С. 58-75.
  10. Abdel-aziz M.M., El-Fattah A.M., Abdalla A.F. Clinical evaluation of pepsin for laryngopharyngeal reflux in children with otitis media with effusion // Int. J. Pediatr Otorhinolaryngol. 2013. V. 77 (10). P. 1765-1770.
  11. Ansari S.F., Memon M., Kumar R., Rizwan A. Risk Factors Associated With Frequent Acute Exacerbations of Asthma // Cureus. 2020. V. 12 (10). e11090
  12. Barfield E., Parker M.W. Management of Pediatric Gastroesophageal Reflux Disease // JAMA Pediatr. 2019. V. 173 (5). P. 485-486.
  13. Baudoin T., Kosec A., Cor I.S., Zaja O. Clinical features and diagnostic reliability in paediatric laryngopharyngeal reflux // Int. J. Pediatr Otorhinolaryngol. 2014. V. 78, N 7. P. 1101-1106.
  14. Bongiovanni A., Parisi G.F., Scuderi M.G., Licari A., Brambilla I., Marseglia G.L., Leonardi S. Gastroesophageal reflux and respiratory diseases: does a real link exist? // Minerva Pediatr. 2019. V. 71, N 6. P. 515-523.
  15. Cash H., Trosman S., Abelson T., Yellon R., Anne S. Chronic cough in children // JAMA Otolaryngol Head Neck Surg. 2015. V. 141, N 5. P.417-423.
  16. Chang A.B., Oppenheimer J.J., Kahlila’s P.J., Kantar A., Rubin B.K., Weinberger M., Irwin R.S. CHEST Expert Cough Panel. Chronic Cough and Gastroesophageal Reflux in Children: CHEST Guideline and Expert Panel Report // Chest. 2019. V. 156, N 1. P.131-140.
  17. Ciorba A., Bianchini C., Zuolo M., Feo C.V. Upper aerodigestive tract disorders and gastrooesophageal reflux disease // World J. Clin. Cases. 2015. V. 3, N 2. P.102-111.
  18. De Benedictis F.M., Bush A. Respiratory manifestations of gastro-oesophageal reflux in children // Arch. Dis. Child. 2018. V.103, N 3. P.292-296.
  19. Duncan D.R., Larson K., Rosen R.L. Clinical Aspects of Thickeners for Pediatric Gastroesophageal Reflux and Oropharyngeal Dysphagia // Curr Gastroenterol Rep. 2019. V. 21, N7. P.30.
  20. Falk G.L., Beattie J., Ing A., Falk S.E., Magee M., Burton L., Van der Wall H. Scintigraphy in laryngopharyngeal and gastroesophageal reflux disease: a definitive diagnostic test? // World J. Gastroenterol. 2015. V.21, N1 2. P. 3619-3627.
  21. Ferguson T.D. Gastroesophageal Reflux: Regurgitation in the Infant Population // Crit. Care Nurs Clin. North. Am. 2018. V.30, N 1. P.167-177.
  22. Galli J., Meucci D., Salonna G., Anzivino R., Giorgio V., Trozzi M., Settimi S., Tropiano M.L., Paludetti G., Bottero S. Use OF NBI for the assessment of clinical signs of rhino-pharyngo-laryngeal reflux in pediatric age: Preliminary results // In.t J. Pediatr Otorhinolaryngol. 2020. V.128. P. 109733.
  23. Garvey E.M., Ostlie D.J. Hiatal and paraesophageal hernia repair in pediatric patients // Semin. Pediatr. Surg. 2017. V.26, N 2. P. 61-66.
  24. Gulati I.K., Jadcherla S.R. Gastroesophageal Reflux Disease in the Neonatal Intensive Care Unit Infant: Who Needs to Be Treated and What Approach Is Beneficial? // Pediatr Clin North Am. 2019. V.66. N2. P.461-473.
  25. Gupta S., Lodha R., Kabra S.K. Asthma, GERD and Obesity: Triangle of Inflammation // Indian. J. Pediatr. 2018. V. 85, N 10. P.887-892.
  26. Hunt R., Armstrong D., Katelaris P.H., Afihene M., Bane A., Bhatia S., Chen M.H., Choi M.G., Melo A.C., Fock K.M. World Gastroenterology Organisation Global Guidelines: GERD Global Perspective on Gastroesophageal Reflux Disease // J. Clin. Gastroenterol. 2017. V. 51, N 6. P. 467–478.
  27. Ida J.B., Thompson D.M. Questioning the Utility of Laryngoscopy in the Evaluation of Pediatric Gastroesophageal Reflux // J. Pediatr. 2017. V.183. P. 9-11.
  28. Irwin R.S., French C.L., Chang A.B., Altman K.W. CHEST Expert Cough Panel. Classification of Cough as a Symptom in Adults and Management Algorithms: CHEST Guideline and Expert Panel Report // Chest. 2018. V.153, N 1. P. 196-209.
  29. Kantar A. Phenotypic presentation of chronic cough in children // J. of Thoracic Disease. 2017. N 9 (4). P. 907-913.
  30. Kelly E.А., Parakininkas D.Е., Werlin S.L., Southern J.F., Johnston N., Kerschner J.Е. Prevalence of pediatric aspiration-associated extraesophageal reflux disease // JAMA Otolaryngol Head Neck Surg. 2013. V139. N10. P.996-1001.
  31. Kilic M., Ozturk F., Kirmemis O., Atmaca S., Guner S.N., Caltepe G., Sancak R., Kalayci A.G. Impact of laryngopharyngeal and gastroesophageal reflux on asthma control in children // Int J Pediatr Otorhinolaryngoy. 2013. V.77, N 3. P. 341-345.
  32. Kim S.Y., Kim H.R., Min C., Oh D.J., Park B., Choi H.G. Bidirectional association between GERD and asthma in children: two longitudinal follow-up studies using a national sample cohort // Pediatr. Res. 2020. V. 88, N 2. P. 320–324.
  33. Kopka M., Małecka M., Stelmach I. Chronic cough as a symptom of laryngopharyngeal reflux - two case reports // Pneumonol Alergol Pol. 2016. V.84, N 1. P. 29-32.
  34. Lee A.S., Lee J.S., He Z., Ryu J.H. Reflux-Aspiration in Chronic Lung Disease // Ann. Am. Thorac. Soc. 2020. V.17, N 2. P.155-164.
  35. Leung A.K., Hon K.L. Gastroesophageal reflux in children: an updated review // Drugs Context. 2019. N 8. P. 212591.
  36. Lopez R.N., Lemberg D.A. Gastro-oesophageal reflux disease in infancy: a review based on international guidelines // Med. J. Aust. 2020. V. 212, N1. P. 40-44.
  37. Luo H.N., Yang Q.M., Sheng Y., Wang Z.H., Zhang Q., Yan J., Hou J., Zhu K., Cheng Y., Wang B.T., Xu Y.L., Zhang X.H., Ren X.Y., Xu M. Role of pepsin and pepsinogen: linking laryngopharyngeal reflux with otitis media with effusion in children // Laryngoscope. 2014. V. 124, N 7. P. 294-300.
  38. Mattos Â.Z., Marchese G.M., Fonseca B.B., Kupski C., Machado M.B. Antisecretory treatment for pediatric gastroesophageal reflux disease - a systematic review // Arq Gastroenterol. 2017. V. 4, N. 4. P. 271-280.
  39. Ozcan C., Erkoçoğlu M., Civelek E., Demirkan H., Kırsaçlıoğlu C.T., Tiryaki H.T., Giniş T., Kocabaş C.N. The relationship between gastro-oesophageal reflux disease and asthma during childhood // Allergol Immunopathol (Madr). 2014. V. 42, N 2. P.109-14.
  40. Pavić I., Čepin-Bogović J., Hojsak I. The Relationship Between Gastroesophageal Reflux and Chronic Unexplained Cough in Children // Clin. Pediatr. (Phila). 2016. V.55. N 7. P. 639-644.
  41. Pirogowicz I., Patyk M., Popecki P., Rudnicki J., Gojny L., Pokorski M. Lung function in patients with gastro-esophageal reflux disease and respiratory symptoms // Adv Exp Med Biol. 2013. V. 788. P.161-166.
  42. Poddar U. Gastroesophageal reflux disease (GERD) in children // Paediatr Int Child Health. 2019. V.39(1). P.7-12.
  43. Rhee C.K., Jung J.Y., Lee S.W., Kim J.H., Park S.Y., Yoo K.H., Park D.A., Koo H.K., Kim Y.H., Jeong I., Kim J.H., Kim D.K., Kim S.K., Kim Y.H., Park J., Choi E.Y., Jung K.S., Kim H.J. The Korean Cough Guideline: Recommendation and Summary Statement // Tuberc. Respir. Dis (Seoul). 2016. V.79. N.1. P.14-21.
  44. Rosen R., Vandenplas Y., Singendonk M., Cabana M., DiLorenzo C., Gottrand F., Gupta S., Langendam M., Staiano A., Thapar N., Tipnis N., Tabbers M. Pediatric Gastroesophageal Reflux Clinical Practice Guidelines: Joint Recommendations of the North American Society for Pediatric Gastroenterology, Hepatology, and Nutrition and the European Society for Pediatric Gastroenterology, Hepatology, and Nutrition // J. Pediatr. Gastroenterol. Nutr. 2018. V. 66, N 3. P. 516-554.
  45. Sarath Kumar K.S., Mungara J., Venumbaka N.R., Vijayakumar P., Karunakaran D. Oral manifestations of gastroesophageal reflux disease in children: A preliminary observational study // J. Indian. Soc. Pedod. Prev. Dent. 2018. V. 36, N 2. P. 125-129.
  46. Scarpato E., D'Armiento M., Martinelli M., Mancusi V., Campione S., Alessandrella A., Staiano A., Miele E. Impact of hiatal hernia on pediatric dyspeptic symptoms // J. Pediatr. Gastroenterol. Nutr. 2014. V. 59, N 6. P.795-798.
  47. Solidoro P., Patrucco F., Fagoonee S., Pellicano R.. Asthma and gastroesophageal reflux disease: a multidisciplinary point of view // Minerva Med. 2017. V.108, N 4. P. 350-356.
  48. Yüksel F., Doğan M., Weinberger M., Hurvitz M. Diagnosis and management of chronic cough: similarities and differences between children and adults // F1000Res. 2020. 9: F1000 Faculty Rev-757. F1000Res.
  49. Karataş D., Yüce S., Şentürk M., Külahli I. Gastroesophageal reflux disease in children with chronic otitis media with effusion // J. Craniofac Surg. 2013. V. 24. N 2. P. 380-383.
  50. Zhang R., Li J., Nie Q., Zou S., Wu M. Clinical analysis of 46 cases of female laryngeal contact granuloma // Lin Chung Er Bi Yan Hou Tou Jing Wai Ke Za Zhi. 2020. V.34, N 4. P.360-363.
References
  1. Apenchenko Yu.S., Gnusayev S.F., Rozov D.N., Ivanova I.I., Korolyuk Ye.G., Krasnenkov V.L., Berezovskiy I.V. Techeniye bronkhial'noy astmy v sochetanii s gastroezofageal'noy reflyuksnoy bolezn'yu u detey [The course of bronchial asthma in combination with gastroesophageal reflux disease in children] // Vestnik novykh meditsinskikh tekhnologiy. 2018. T. 25(3). S. 7-14.
  2. Bel'mer S.V., Volynets G.V., Gurova M.M., Zvyagin A.A., Korniyenko Ye.A., Novikova V.P., Pechkurov D.V., Privorotskiy V.F., Tyazheva A.A., Fayzullina R.A., Khavkin A.I., Erdes S.I. Proyekt klinicheskikh rekomendatsiy rossiyskogo obshchestva detskikh gastroen-terologov, gepatologov i nutritsiologov po diagnostike i lecheniyu funktsional'nykh rasstroystv organov pishchevareniya u detey [Draft clinical guidelines of the Russian Society of Pediatric Gastroenterologists, Hepatologists and Nutritionists for the diagnosis and treatment of functional disorders of the digestive system in children] // Voprosy detskoy diyetologii. 2019. T. 17 (6). S. 27–48.
  3. Bel'mer S.V., Khavkin A.I., Privorotskiy V.F. Kashel'i gastroezofageal'nyy reflyuks:neprostyye vzaimodeystviya (chast' 2) [Cough and gastroesophageal reflux: complex interactions (part 2)] // Pediatriya im. G.N. Speranskogo. 2020. T. 99 (6). S. 236–240.
  4. Bel'mer S.V., Khavkin A.I., Privorotskiy V.F. Kashel' i gastroezofageal'nyy reflyuks:neprostyye vzaimodeystviya (chast' 1) [Cough and gastroesophageal reflux: complex interactions (part 1)] // Pediatriya im. G.N. Speranskogo. 2020. T. 99 (5). S. 144–149.
  5. Bolezni pishchevoda u detey [Diseases of the esophagus in children] / S.V. Bel'mer, A.Yu. Razumovskiy, V.F. Privorotskiy, A.I. Khavkin. 2-ye izd. Moskva: ID «Medpraktika-M», 2020. 328 s.
  6. Zhikhareva N.S. Gastroezofageal'naya reflyuksnaya bolezn' u detey [Gastroesophageal reflux disease in children] // Meditsinskiy sovet. 2013. № 3. S. 3441.
  7. Zakirov I.I., Safina A.I. Respiratornyye proyavleniya gastroezofageal'nogo reflyuksa u detey [Respiratory manifestations of gastroesophageal reflux in children] // Vestnik sovremennoy klinicheskoy meditsiny. 2016. № 9 (2). S. 46–52.
  8. Mel'nikova I.M., Udal'tsova Ye.V., Mizernitskiy Yu.L. Algoritmy differentsial'noy diagnostiki zabolevaniy, soprovozhdayushchikhsya zatyazhnym i khronicheskim kashlem u detey [lgorithms for the differential diagnosis of diseases accompanied by prolonged and chronic cough in children] // Pediatriya. 2018. T. 97 (2). S. 8-18.
  9. Mizernitskiy Yu.L., Mel'nikova I.M. Zatyazhnoy i dlitel'nyy kashel' u detey: algoritmy differentsial'noy diagnostiki i differentsirovannoy terapii [Protracted and prolonged cough in children: algorithms for differential diagnosis and differentiated therapy] // Meditsinskiy sovet. 2019. (17). S. 58-75.
  10. Abdel-aziz M.M., El-Fattah A.M., Abdalla A.F. Clinical evaluation of pepsin for laryngopharyngeal reflux in children with otitis media with effusion // Int. J. Pediatr Otorhinolaryngol. 2013. V. 77 (10). P. 1765-1770.
  11. Ansari S.F., Memon M., Kumar R., Rizwan A. Risk Factors Associated With Frequent Acute Exacerbations of Asthma // Cureus. 2020. V. 12 (10). e11090
  12. Barfield E., Parker M.W. Management of Pediatric Gastroesophageal Reflux Disease // JAMA Pediatr. 2019. V. 173 (5). P. 485-486.
  13. Baudoin T., Kosec A., Cor I.S., Zaja O. Clinical features and diagnostic reliability in paediatric laryngopharyngeal reflux // Int. J. Pediatr Otorhinolaryngol. 2014. V. 78, N 7. P. 1101-1106.
  14. Bongiovanni A., Parisi G.F., Scuderi M.G., Licari A., Brambilla I., Marseglia G.L., Leonardi S. Gastroesophageal reflux and respiratory diseases: does a real link exist? // Minerva Pediatr. 2019. V. 71, N 6. P. 515-523.
  15. Cash H., Trosman S., Abelson T., Yellon R., Anne S. Chronic cough in children // JAMA Otolaryngol Head Neck Surg. 2015. V. 141, N 5. P.417-423.
  16. Chang A.B., Oppenheimer J.J., Kahlila’s P.J., Kantar A., Rubin B.K., Weinberger M., Irwin R.S. CHEST Expert Cough Panel. Chronic Cough and Gastroesophageal Reflux in Children: CHEST Guideline and Expert Panel Report // Chest. 2019. V. 156, N 1. P.131-140.
  17. Ciorba A., Bianchini C., Zuolo M., Feo C.V. Upper aerodigestive tract disorders and gastrooesophageal reflux disease // World J. Clin. Cases. 2015. V. 3, N 2. P.102-111.
  18. De Benedictis F.M., Bush A. Respiratory manifestations of gastro-oesophageal reflux in children // Arch. Dis. Child. 2018. V.103, N 3. P.292-296.
  19. Duncan D.R., Larson K., Rosen R.L. Clinical Aspects of Thickeners for Pediatric Gastroesophageal Reflux and Oropharyngeal Dysphagia // Curr Gastroenterol Rep. 2019. V. 21, N7. P.30.
  20. Falk G.L., Beattie J., Ing A., Falk S.E., Magee M., Burton L., Van der Wall H. Scintigraphy in laryngopharyngeal and gastroesophageal reflux disease: a definitive diagnostic test? // World J. Gastroenterol. 2015. V.21, N1 2. P. 3619-3627.
  21. Ferguson T.D. Gastroesophageal Reflux: Regurgitation in the Infant Population // Crit. Care Nurs Clin. North. Am. 2018. V.30, N 1. P.167-177.
  22. Galli J., Meucci D., Salonna G., Anzivino R., Giorgio V., Trozzi M., Settimi S., Tropiano M.L., Paludetti G., Bottero S. Use OF NBI for the assessment of clinical signs of rhino-pharyngo-laryngeal reflux in pediatric age: Preliminary results // In.t J. Pediatr Otorhinolaryngol. 2020. V.128. P. 109733.
  23. Garvey E.M., Ostlie D.J. Hiatal and paraesophageal hernia repair in pediatric patients // Semin. Pediatr. Surg. 2017. V.26, N 2. P. 61-66.
  24. Gulati I.K., Jadcherla S.R. Gastroesophageal Reflux Disease in the Neonatal Intensive Care Unit Infant: Who Needs to Be Treated and What Approach Is Beneficial? // Pediatr Clin North Am. 2019. V.66. N2. P.461-473.
  25. Gupta S., Lodha R., Kabra S.K. Asthma, GERD and Obesity: Triangle of Inflammation // Indian. J. Pediatr. 2018. V. 85, N 10. P.887-892.
  26. Hunt R., Armstrong D., Katelaris P.H., Afihene M., Bane A., Bhatia S., Chen M.H., Choi M.G., Melo A.C., Fock K.M. World Gastroenterology Organisation Global Guidelines: GERD Global Perspective on Gastroesophageal Reflux Disease // J. Clin. Gastroenterol. 2017. V. 51, N 6. P. 467–478.
  27. Ida J.B., Thompson D.M. Questioning the Utility of Laryngoscopy in the Evaluation of Pediatric Gastroesophageal Reflux // J. Pediatr. 2017. V.183. P. 9-11.
  28. Irwin R.S., French C.L., Chang A.B., Altman K.W. CHEST Expert Cough Panel. Classification of Cough as a Symptom in Adults and Management Algorithms: CHEST Guideline and Expert Panel Report // Chest. 2018. V.153, N 1. P. 196-209.
  29. Kantar A. Phenotypic presentation of chronic cough in children // J. of Thoracic Disease. 2017. N 9 (4). P. 907-913.
  30. Kelly E.А., Parakininkas D.Е., Werlin S.L., Southern J.F., Johnston N., Kerschner J.Е. Prevalence of pediatric aspiration-associated extraesophageal reflux disease // JAMA Otolaryngol Head Neck Surg. 2013. V139. N10. P.996-1001.
  31. Kilic M., Ozturk F., Kirmemis O., Atmaca S., Guner S.N., Caltepe G., Sancak R., Kalayci A.G. Impact of laryngopharyngeal and gastroesophageal reflux on asthma control in children // Int J Pediatr Otorhinolaryngoy. 2013. V.77, N 3. P. 341-345.
  32. Kim S.Y., Kim H.R., Min C., Oh D.J., Park B., Choi H.G. Bidirectional association between GERD and asthma in children: two longitudinal follow-up studies using a national sample cohort // Pediatr. Res. 2020. V. 88, N 2. P. 320–324.
  33. Kopka M., Małecka M., Stelmach I. Chronic cough as a symptom of laryngopharyngeal reflux - two case reports // Pneumonol Alergol Pol. 2016. V.84, N 1. P. 29-32.
  34. Lee A.S., Lee J.S., He Z., Ryu J.H. Reflux-Aspiration in Chronic Lung Disease // Ann. Am. Thorac. Soc. 2020. V.17, N 2. P.155-164.
  35. Leung A.K., Hon K.L. Gastroesophageal reflux in children: an updated review // Drugs Context. 2019. N 8. P. 212591.
  36. Lopez R.N., Lemberg D.A. Gastro-oesophageal reflux disease in infancy: a review based on international guidelines // Med. J. Aust. 2020. V. 212, N1. P. 40-44.
  37. Luo H.N., Yang Q.M., Sheng Y., Wang Z.H., Zhang Q., Yan J., Hou J., Zhu K., Cheng Y., Wang B.T., Xu Y.L., Zhang X.H., Ren X.Y., Xu M. Role of pepsin and pepsinogen: linking laryngopharyngeal reflux with otitis media with effusion in children // Laryngoscope. 2014. V. 124, N 7. P. 294-300.
  38. Mattos Â.Z., Marchese G.M., Fonseca B.B., Kupski C., Machado M.B. Antisecretory treatment for pediatric gastroesophageal reflux disease - a systematic review // Arq Gastroenterol. 2017. V. 4, N. 4. P. 271-280.
  39. Ozcan C., Erkoçoğlu M., Civelek E., Demirkan H., Kırsaçlıoğlu C.T., Tiryaki H.T., Giniş T., Kocabaş C.N. The relationship between gastro-oesophageal reflux disease and asthma during childhood // Allergol Immunopathol (Madr). 2014. V. 42, N 2. P.109-14.
  40. Pavić I., Čepin-Bogović J., Hojsak I. The Relationship Between Gastroesophageal Reflux and Chronic Unexplained Cough in Children // Clin. Pediatr. (Phila). 2016. V.55. N 7. P. 639-644.
  41. Pirogowicz I., Patyk M., Popecki P., Rudnicki J., Gojny L., Pokorski M. Lung function in patients with gastro-esophageal reflux disease and respiratory symptoms // Adv Exp Med Biol. 2013. V. 788. P.161-166.
  42. Poddar U. Gastroesophageal reflux disease (GERD) in children // Paediatr Int Child Health. 2019. V.39(1). P.7-12.
  43. Rhee C.K., Jung J.Y., Lee S.W., Kim J.H., Park S.Y., Yoo K.H., Park D.A., Koo H.K., Kim Y.H., Jeong I., Kim J.H., Kim D.K., Kim S.K., Kim Y.H., Park J., Choi E.Y., Jung K.S., Kim H.J. The Korean Cough Guideline: Recommendation and Summary Statement // Tuberc. Respir. Dis (Seoul). 2016. V.79. N.1. P.14-21.
  44. Rosen R., Vandenplas Y., Singendonk M., Cabana M., DiLorenzo C., Gottrand F., Gupta S., Langendam M., Staiano A., Thapar N., Tipnis N., Tabbers M. Pediatric Gastroesophageal Reflux Clinical Practice Guidelines: Joint Recommendations of the North American Society for Pediatric Gastroenterology, Hepatology, and Nutrition and the European Society for Pediatric Gastroenterology, Hepatology, and Nutrition // J. Pediatr. Gastroenterol. Nutr. 2018. V. 66, N 3. P. 516-554.
  45. Sarath Kumar K.S., Mungara J., Venumbaka N.R., Vijayakumar P., Karunakaran D. Oral manifestations of gastroesophageal reflux disease in children: A preliminary observational study // J. Indian. Soc. Pedod. Prev. Dent. 2018. V. 36, N 2. P. 125-129.
  46. Scarpato E., D'Armiento M., Martinelli M., Mancusi V., Campione S., Alessandrella A., Staiano A., Miele E. Impact of hiatal hernia on pediatric dyspeptic symptoms // J. Pediatr. Gastroenterol. Nutr. 2014. V. 59, N 6. P.795-798.
  47. Solidoro P., Patrucco F., Fagoonee S., Pellicano R.. Asthma and gastroesophageal reflux disease: a multidisciplinary point of view // Minerva Med. 2017. V.108, N 4. P. 350-356.
  48. Yüksel F., Doğan M., Weinberger M., Hurvitz M. Diagnosis and management of chronic cough: similarities and differences between children and adults // F1000Res. 2020. 9: F1000 Faculty Rev-757. F1000Res.
  49. Karataş D., Yüce S., Şentürk M., Külahli I. Gastroesophageal reflux disease in children with chronic otitis media with effusion // J. Craniofac Surg. 2013. V. 24. N 2. P. 380-383.
  50. Zhang R., Li J., Nie Q., Zou S., Wu M. Clinical analysis of 46 cases of female laryngeal contact granuloma // Lin Chung Er Bi Yan Hou Tou Jing Wai Ke Za Zhi. 2020. V.34, N 4. P.360-363.
Для корреспонденции:

Бурлуцкая Алла Владимировна – доктор медицинских наук, заведующая кафедрой педиатрии №2 ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» МЗ РФ. Адрес: 350007, г. Краснодар, ул. Площадь Победы, д. 1. Тел.: +7(918)6798244. E-mail: gped2@ lenta.ru

Сведения о соавторах:

Коробкина Ольга Геннадьевна – ординатор 2-го года обучения кафедры педиатрии №2 ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» МЗ РФ. Адрес: 350007, г. Краснодар, ул. Площадь Победы, д. 1. Тел.: +7(918)9887198. E-mail: olga_k_17@ mail.ru

Писоцкая Юлия Васильевна – ординатор 1-го года обучения кафедры педиатрии №2 ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» МЗ РФ. Тел.: 8(989)2800522. E-mail: ms.pisotskaya2017@ gmail.com




Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Адреса клиник
Видео. Плейлисты: "Для врачей", "Для врачей-педиатров",
"Для студентов медВУЗов", "Популярная гастроэнтерология" и др.

Яндекс.Метрика

Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.