Маев И.В., Зайратьянц О.В., Кучерявый Ю.А., Баркалова Е.В., Андреев Д.Н., Мовтаева П.Р., Шабуров Р.И., Овсепян М.А. Клиническое значение функциональных методов исследования у пациентов с пищеводом Барретта. Доказательная гастроэнтерология. 2020;9(1):41-49

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Маев И.В. / Зайратьянц О.В. / Кучерявый Ю.А. / Баркалова Е.В. / Андреев Д.Н. / Мовтаева П.Р. / Шабуров Р.И. / Овсепян М.А.


Клиническое значение функциональных методов исследования у пациентов с пищеводом Барретта

Д.м.н., проф.И.В. Маев, д.м.н., проф. О.В. Зайратьянц, к.м.н., доц. Ю.А. Кучерявый, Е.В. Баркалова, к.м.н., доц. Д.Н. Андреев, П.Р. Мовтаева, к.м.н. Р.И. Шабуров, М.А. Овсепян

ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет имени А.И. Евдокимова» Минздрава России, Москва, Россия

РЕЗЮМЕ

Цель обзора — познакомить врачей с возможностями функциональных методов исследования (манометрии высокого разрешения и рН-импедансометрии) у больных гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ) с гистологически подтвержденным пищеводом Барретта (ПБ).

ПБ как одно из осложнений ГЭРБ представляет собой состояние, при котором происходит замещение плоского эпителия дистального отдела пищевода цилиндрическим (железистым), что повышает риск развития аденокарциномы. Основным в диагностике ПБ является эндоскопическое исследование, обеспечивающее получение биопсийного материала для морфологического исследования, которое подтверждает наличие кишечной метаплазии слизистой оболочки пищевода.

Внедрение новых технологий, таких как рН-импедансометрия и манометрия пищевода высокого разрешения, позволяет изучать пищевод с функциональной точки зрения, что расширяет представления о патофизиологических аспектах развития ПБ. рН-импедансометрия показывает, что в развитии ПБ играет роль наличие большого количества как кислых, так и некислых рефлюксов, «повторных» рефлюксов, нарушение химического клиренса пищевода. Данные манометрического исследования пациентов с ПБ демонстрируют более частые нарушения структуры пищеводно-желудочного перехода в виде грыжи пищеводного отверстия диафрагмы, а также его функции, что проявляется в наличии гипотонии нижнего пищеводного сфинктера. Кроме того, манометрия высокого разрешения выявляет расстройства моторики грудного отдела пищевода — неэффективную моторику и отсутствие сократимости, которые преобладают при более тяжелых формах ГЭРБ, в частности у пациентов с ПБ. Современные функциональные методы исследования позволяют повысить общую диагностическую эффективность и обеспечить дифференцированный подход к ведению пациентов с ПБ.

Ключевые слова: пищевод Барретта, рН-импедансометрия, манометрия высокого разрешения.


ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ:
Маев И.В. — ht tps://orcid.org/0000-0001-6114-564X
Зайратьянц О.В. — ht tps://orcid.org/0000-0003-3606-3823
Кучерявый Ю.А. — ht tps://orcid.org/0000-0001-7760-2091
Баркалова Е.В. — ht tps://orcid.org/0000-0001-5882-9397
Андреев Д.Н. — ht tps://orcid.org/0000-0002-4007-7112
Мовтаева П.Р. — ht tps://orcid.org/0000-0002-2716-625Х
Шабуров Р.И. — ht tps://orcid.org/0000-0001-9741-0150
Овсепян М.А. — ht tps://orcid.org/0000-0003-4511-6704
Автор ответственный за переписку: Зайратьянц О.В. — e-mail: ovzair@ mail.ru

КАК ЦИТИРОВАТЬ: Маев И.В., Зайратьянц О.В., Кучерявый Ю.А., Баркалова Е.В., Андреев Д.Н., Мовтаева П.Р., Шабуров Р.И., Овсепян М.А. Клиническое значение функциональных методов исследования у пациентов с пищеводом Барретта. Доказательная гастроэнтерология. 2020;9(1): 41-49. ht tps://doi.org/10.17116/dokgastro2020901141

The importance of esophageal function tests in patients with Barrett’s esophagus

I.V. Maev, O.V. Zayratyants, Yu.A. Kucheryavy, E.V. Barkalova, D.N. Andreev, P.R. Movtaeva, R.I. Shaburov, M.A. Ovsepyan

A.I. Evdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry of the Ministry of Health of Russia, Moscow, Russia

ABSTRACT

Objective. Introduce physicians to the possibilities of esophageal function tests (high-resolution manometry and pH-impedancemetry) in patients with gastroesophageal reflux disease (GERD) and histologically confirmed Barrett’s esophagus. Barrett’s esophagus (BE) as one of the complications of GERD is characterized by the replacement of squamous epithelium of the distal esophagus by columnar epithelium. This process increases the risk of adenocarcinoma. Endoscopy ensuring tissue sampling for a subsequent biopsy is preferred for diagnosis of BE and confirms intestinal metaplasia of the esophageal mucosa.

New technologies such as pH-impedancemetry and high-resolution esophageal manometry are useful for the assessment of esophageal function and clarify pathophysiological aspects of BE development. pH-impedancemetry shows that a large number of both acidic and non-acidic refluxes, recurrent refluxes and impaired chemical clearance of the esophagus are essential in the development of BE. Manometry in BE patients demonstrates more common structural (hiatal hernia) and functional disruptions of esophago-gastric junction that is manifested as a hypotension of lower esophageal sphincter. Moreover, high-resolution manometry reveals esophageal motor disorders including ineffective motility and absent contractility. These disorders prevail in patients with more severe forms of GERD including BE.

Modern esophageal function tests are valuable to improve overall diagnostic efficiency and ensure a differentiated approach to the management of patients with BE..

Keywords: Barrett’s esophagus, pH-impedancemetry, high-resolution manometry.

INFORMATION ABOUT THE AUTHORS:
Maev I.V. — ht tps://orcid.org/0000-0001-6114-564X
Zayratyants O.V. — ht tps://orcid.org/0000-0003-3606-3823
Kucheryavy Yu.A. — ht tps://orcid.org/0000-0001-7760-2091
Barkalova E.V. — ht tps://orcid.org/0000-0001-5882-9397
Andreev D.N. — ht tps://orcid.org/0000-0002-4007-7112
Movtaeva P.R. — ht tps://orcid.org/0000-0002-2716-625Х
Shaburov R.I. — ht tps://orcid.org/0000-0001-9741-0150
Ovsepyan M.A. — ht tps://orcid.org/0000-0003-4511-6704
Corresponding author: Zayratyants O.V. — e-mail: ovzair@ mail.ru

TO CITE THIS ARTICLE: Maev IV, Zayratyants OV, Kucheryavy YuA, Barkalova EV, Andreev DN, Movtaeva PR, Shaburov RI, Ovsepyan MA. The importance of esophageal function tests in patients with Barrett’s esophagus. Russian Journal of Evidence-based Gastroenterology = Dokazatel’naya gastroenterologiya. 2020;9(1):41-49. (In Russ.) ht tps://doi.org/10.17116/dokgastro2020901141

Введение

Пищеводные осложнения, вызванные гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ), включают рефлюкс-эзофагит и пищевод Барретта (ПБ), при этом последний предрасполагает к развитию аденокарциномы пищевода (АКП) [1]. Известно, что ПБ — это предраковое состояние, при котором нормальный неороговевающий многослойный плоский эпителий дистального отдела пищевода замещается специализированным цилиндрическим эпителием с бокаловидными клетками [2,3]. Появление железистого эпителия в дистальном отделе пищевода принято считать результатом эпителиальной метаплазии, а вопрос об источнике ее возникновения все еще обсуждается. Гистологически выделяют желудочные варианты метаплазии (слизистая оболочка кардиального, кардиального кислотопродуцирующего и фундального типов), при которых риск развития АКП низок, и кишечную метаплазию (причем ее деление на полную или неполную для пищевода признано неинформативным) — предраковое состояние развития АКП (рис. 1) [2,3].


Рис. 1. Гистологические типы метаплазированной цилиндроклеточной (железистой) слизистой оболочки дистального отдела пищевода. а — кардиальный тип; б — кардиальный кислотопродуцирующий тип; в — фундальный тип; г — кишечная метаплазия. Окраска гематоксилином и эозином, a, в, г — ×200, б — ×120.
Собственные данные лаборатории функциональных методов исследования в гастроэнтерологии ФГБОУ ВО «МГМСУ им. А.И. Евдокимова» Минздрава России.
Fig. 1. Histological types of metaplasia of cylindrical (glandular) mucosa of the distal esophagus. a — cardiac type; b — cardiac acid-releasing type; c — fundic type; d — intestinal metaplasia. Hematoxylin and eosin staining, a, c, d — ×200, b — ×120.
Own data of the laboratory of functional gastroenterology of the Evdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry of the Ministry of Health of Russia.


Согласно многочисленным популяционным исследованиям, частота встречаемости ПБ среди европейского населения составляет 1,6% [4, 5]. У пациентов с данной патологией риск развития АКП в 30-125 раз выше, чем в общей популяции [6]. Прогноз после постановки диагноза АКП неблагоприятный — 5-летняя выживаемость не превышает 10-20% [7].

К основным факторам риска развития кишечной метаплазии слизистой оболочки пищевода относятся возраст старше 50 лет, мужской пол, европеоидная раса, длительный анамнез симптомов ГЭРБ, высокая секреция соляной кислоты и высокое содержание желчных кислот в рефлюктате, грыжа пищеводного отверстия диафрагмы (ГПОД), избыточная масса тела, курение [8].

За последние несколько лет отмечен ряд важных изменений в изучении ПБ. В частности, созданы четкие рекомендации по диагностике и ведению пациентов с ПБ, как отечественные [9], так и международные: Американской коллегии гастроэнтерологов, Британского гастроэнтерологического общества и Международного консенсуса по изучению пищевода Барретта [10-12]. Эти рекомендации помогают врачам-эндоскопистам и гастроэнтерологам осуществлять своевременное эндоскопическое выявление, мониторинг и лечение пациентов с ПБ на основе доказательной базы.

Основным в диагностике ПБ является эндоскопическое исследование, которое позволяет определить распространенность изменения слизистой оболочки, отношение зоны изменений слизистой оболочки по протяжению к пищеводно-желудочному переходу, а также проксимальную границу по отношению к резцам. Современная диагностика границ и протяженности кишечной метаплазии дистального отдела пищевода основывается на Пражских критериях, согласно которым выделяют короткий и длинный сегменты ПБ [13]. Важнейшим является то, что эзофагогастродуоденоскопия (ЭГДС) обеспечивает получение биопсийного материала для морфологического исследования, которое подтверждает наличие кишечной метаплазии слизистой оболочки пищевода.

Функциональные методы диагностики у пациентов с пищеводом Барретта

За последнее десятилетие внедрение новых технологий, с помощью которых можно изучать пищевод с функциональной точки зрения, помогло улучшить наши знания о патофизиологии ГЭРБ в целом, а также об особенностях различных ее фенотипов, в том числе ПБ.

Cложный комплекс механизмов, лежащих в основе ГЭРБ и ее осложнений, зависит от общих характеристик и состава рефлюктата, включает в себя дисфункцию антирефлюксного барьера, нарушение защитных свойств слизистой оболочки пищевода, расстройство висцеральной моторики и снижение пищеводного клиренса [14].

На сегодняшний день хорошо известно, что рефлюктат может содержать различные концентрации кислоты, пепсина или дуоденального содержимого (желчные кислоты, панкреатические ферменты), что обусловливает развитие повреждения слизистой оболочки пищевода [15,16]. Сочетание мониторинга рН и многоканального внутрипросветного импеданса (рН-импедансометрия) обеспечивает комплексную характеристику эпизодов рефлюкса в течение 24-часового периода, выявляя как их химические свойства (кислые, слабокислые или слабощелочные), так и физические параметры (жидкость и/или газ, проксимальное распространение) [17].

Известно, что в развитии ПБ играют роль как кислые рефлюксы, так и некислые (слабокислые, слабощелочные, щелочные) (рис. 2). Установлено, что кислота и дуоденальное содержимое одновременно присутствуют в большинстве эпизодов рефлюкса, и рефлюкс желчи может играть синергическую роль в повреждении пищевода [18,19].

В ряде исследований, основанных на анализе рН-данных, показано, что усугубление кислого воздействия на слизистую оболочку пищевода обусловливает развитие более тяжелых форм ГЭРБ — от неэрозивной ее формы (неэрозивная рефлюксная болезнь, НЭРБ) через эрозивную (эрозивная рефлюксная болезнь, ЭРБ) до ПБ [20-22].


Рис. 2. рН-импедансометрия. Z1—Z6 — датчики импеданса; рН1 — датчик рН пищевода (на 5 см выше нижнего пищеводного сфинктера); рН2 — датчик рН желудка. а — кислый рефлюкс: 1 — антеградное изменение импедансных кривых (глоток); 2 — ретроградное изменение импедансных кривых (рефлюкс); 3 — рН рефлюктата — 1,7 (рН<4 — кислый рефлюкс); б — некислый рефлюкс: 1 — ретроградное изменение импедансных кривых (рефлюкс); 2 — рН рефлюктата — 5,3 (4<рН<7 — слабокислый рефлюкс).
Собственные данные лаборатории функциональных методов исследования в гастроэнтерологии ФГБОУ ВО «МГМСУ им. А.И. Евдокимова» Минздрава России.
Fig. 2. pH-impedancemetry. Z1—Z6 — impedance sensors; pH1 — esophageal pH sensor (5 cm above lower esophageal sphincter); pH2 — stomach pH sensor. a — acid reflux: 1 — antegrade change of impedance curves (pharynx); 2 — retrograde change of impedance curves (reflux); 3 — reflux content pH of 1.7 (pH<4 — acidic reflux); b — non-acidic reflux: 1 — retrograde change of impedance curves (reflux); 2 — reflux content pH of 5.3 (4 Own data of the laboratory of functional gastroenterology of the Evdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry of the Ministry of Health of Russia.


В работе C.A. Gutschow и соавт. 92 пациента комплексно обследованы в следующем объеме: ЭГДС, манометрия пищевода, рентгенография с пассажем бария и рН-импедансометрия, а затем разделены на три группы: НЭРБ (n=28), ЭРБ (n=52) и ПБ (n=12). Патологические кислые рефлюксы, по данным рН-метрии, обнаружены у 35,7%, 63,5% и 75,0% пациентов с НЭРБ, ЭРБ и ПБ соответственно (р=0,022) как в вертикальном, так и в горизонтальном положении [23]. Кроме того, результаты импедансометрии показали, что у пациентов с ПБ наблюдается статистически значимо больше случаев некислого рефлюкса, чем у пациентов с НЭРБ и ЭРБ [23]. Эти данные согласуются с другими исследованиями, в которых количество как кислых, так и некислых эпизодов рефлюкса увеличено у пациентов с ПБ [24,25].

Однако есть работы, в которых обращается внимание на то, что в случаях короткого сегмента ПБ с помощью мониторинга pH время воздействия кислоты (экспозиция кислоты) на слизистую оболочку пищевода может быть аналогично тому, что обнаруживается у пациентов с НЭРБ, и даже быть нормальным [26]. M. Frazzoni и соавт. оценивали параметры рефлюкса у пациентов с коротким сегментом ПБ с помощью комбинации суточной рН-метрии и импеданса и обнаружили, что, несмотря на нормальную экспозицию кислоты, более чем у половины пациентов отмечалось повышенное количество некислых рефлюксов [27].

Более того, в исследовании E. Savarino и соавт. по результатам рН-импедансометрии обнаружена более высокая частота эпизодов «повторного рефлюкса» у пациентов с ПБ, чем у пациентов с ЭРБ [25]. Эпизоды «повторного рефлюкса» представляют собой идущие друг за другом рефлюксы, фиксируемые импеданс-датчиками, когда базальный рН пищевода уже ниже 4. В этом отношении комбинация рН и импеданса показывает диагностическое преимущество перед традиционной рН-метрией.

По данным A.J. Bredenoord и соавт., у пациентов с ПБ лишь несколько эпизодов рефлюкса достигали проксимального отдела пищевода, который, повидимому, более чувствителен к рефлюктату [24]. Вероятно, это может отчасти объяснять, почему у пациентов с ПБ симптоматика менее выражена, чем у пациентов с НЭРБ, а зачастую вообще отсутствует [9,28].

В собственном проспективном исследовании обследовано 69 пациентов. Среди них 19 пациентов с НЭРБ, 16 пациентов с ЭРБ, 14 пациентов с ПБ, а также 20 здоровых лиц, которые составили контрольную группу. По результатам суточного рН-импеданс мониторирования нами выявлены статистически значимо более высокие показатели эзофагеальной ацидификации, а также увеличение времени химического клиренса у пациентов с ГЭРБ и ПБ по сравнению с исследуемыми контрольной группы. При этом значения этих показателей усугубляются по мере возрастания тяжести ГЭРБ — от НЭРБ к ЭРБ и ПБ, что отражает взаимосвязь между более длительным воздействием кислого рефлюктата и степенью повреждения слизистой оболочки пищевода [29].

Крупным достижением в изучении особенностей моторики пищевода у пациентов с ГЭРБ явилось недавнее внедрение в клиническую и исследовательскую практику манометрии пищевода высокого разрешения, которая позволяет оценить функциональное состояние антирефлюксного барьера и выявить двигательные нарушения грудного отдела пищевода [30,31].

Антирефлюксный барьер представлен нижним пищеводным сфинктером (НПС) и ножками диафрагмы, которые составляют единый запирательный механизм. Нарушение структуры антирефлюксного барьера при наличии ГПОД, а также его функции в виде снижения уровня давления НПС способствует возникновению рефлюксов (рис. 3).


Рис. 3. Манометрия пищевода высокого разрешения. а — нормальный антирефлюксный барьер: НПС и НД составляют единую зону давления 43 мм рт.ст. (норма 10-45 мм рт.ст.); б — нарушение структуры антирефлюксного барьера и гипотония НПС: НПС и НД представлены двумя зонами давления (ГПОД), давление НПС — 9 мм рт.ст. (норма 10-45 мм рт.ст.). ВПС — верхний пищеводный сфинктер; НПС — нижний пищеводный сфинктер; НД — ножки диафрагмы; ГПОД — грыжа пищеводного отверстия диафрагмы.
Собственные данные лаборатории функциональных методов исследования в гастроэнтерологии ФГБОУ ВО «МГМСУ им. А.И. Евдокимова» Минздрава России.
Fig. 3. High-resolution manometry of the esophagus. a — normal antireflux barrier: LES and CoD constitute a single pressure zone of 43 mm Hg (reference values 10-45 mm Hg); b — impaired structure of antireflux barrier and LES hypotension: LES and CoD are represented by two pressure zones (hiatal hernia), LES pressure is 9 mm Hg (reference values 10-45 mm Hg). UES — upper esophageal sphincter; LES — lower esophageal sphincter; CoD — crura of diaphragm; HH — hiatal hernia.
Own data of the laboratory of functional gastroenterology of the Evdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry of the Ministry of Health of Russia.


В исследовании E. Savarino и соавт. наблюдалось увеличение частоты обнаружения ГПОД и гипотонии НПС у пациентов с ЭРБ и ПБ по сравнению с пациентами с НЭРБ, однако данные расстройства преобладали у пациентов с ПБ [32].

В работе C. Bazin и соавт. обследовано 65 пациентов с ГЭРБ (НЭРБ и ЭРБ) и 38 пациентов с ПБ. Отмечено, что ГПОД и гипотония НПС статистически значимо чаще выявлялись у пациентов с ПБ по сравнению с пациентами группы ГЭРБ, они признаны независимыми факторами риска развития ПБ [33].

В ряде исследований показано, что нарушения моторики пищевода становятся все более распространенными с увеличением тяжести течения ГЭРБ [34, 35]. В частности, E. Savarino и соавт. обследовали 755 пациентов с ГЭРБ и обнаружили, что количество случаев неэффективной моторики пищевода (≥50% глотков со слабой перистальтикой) постепенно увеличивалось в спектре от контрольной группы и пациентов с функциональной изжогой до групп пациентов с НЭРБ, ЭРБ и ПБ (рис. 4) [32].


Рис. 4. Манометрия пищевода высокого разрешения. Неэффективная моторика. ВПС — верхний пищеводный сфинктер; НПС — нижний пищеводный сфинктер; ИСДС — интегральная сократимость дистального сегмента — 296 мм рт.ст.×см×сек (норма 450-8000 мм рт.ст.×см×сек) — ослабленная перистальтика.
Собственные данные лаборатории функциональных методов исследования в гастроэнтерологии ФГБОУ ВО «МГМСУ им. А.И. Евдокимова» Минздрава России.
Fig. 4. High-resolution esophageal manometry. Ineffective motility. UES — upper esophageal sphincter; LES — lower esophageal sphincter; DCI — distal contractile integral is 296 mm Hg×cm×sec (reference values 450-8000 mm Hg×cm×sec) — impaired motility.
Own data of the laboratory of functional gastroenterology of the Evdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry of the Ministry of Health of Russia.


Кроме того, считается, что гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь играет важную роль в развитии каскада гистологических изменений, ведущих к аденокарциноме пищевода [36].

В исследовании C. Bazin и соавт. также отмечено, что моторные расстройства грудного отдела пищевода статистически значимо чаще выявлялись у пациентов группы ПБ по сравнению с пациентами группы ГЭРБ [33].

Нами также исследована моторная функция грудного отдела пищевода у пациентов с разными формами ГЭРБ по сравнению с пациентами группы контроля. У пациентов с ЭРБ и ПБ расстройства двигательной функции грудного отдела пищевода встречались значительно чаще, чем у здоровых лиц и пациентов с НЭРБ, и преимущественно представлены неэффективной перистальтикой — у 75 и 50% пациентов соответственно (см. рис. 4). Кроме того, у 21% пациентов с ПБ наблюдались тяжелые расстройства моторной функции в виде отсутствия сократимости грудного отдела пищевода (рис. 5) [29].


Рис. 5. Манометрия пищевода высокого разрешения. Отсутствие сократимости. ВПС — верхний пищеводный сфинктер; НПС — нижний пищеводный сфинктер; ИСДС — интегральная сократимость дистального сегмента — 2 мм рт.ст.×см×сек (норма 450-8000 мм рт.ст.×см×сек) — неудавшееся сокращение.
Собственные данные лаборатории функциональных методов исследования в гастроэнтерологии ФГБОУ ВО «МГМСУ им. А.И. Евдокимова» Минздрава России.
Fig. 5. High-resolution esophageal manometry. Absent contractility. UES – upper esophageal sphincter; LES — lower esophageal sphincter; DCI — distal contractile integral is 2 mm Hg×cm×sec (reference values 450-8000 mm Hg×cm×sec) — failed contraction.
Own data of the laboratory of functional gastroenterology of the Evdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry of the Ministry of Health of Russia.


Нет сомнений, что совершенствование диагностических методов исследования пищевода дает возможность лучше понимать различные аспекты патофизиологии ГЭРБ и ее осложнений, в частности ПБ. С клинической точки зрения, функциональные методы исследования играют важную роль в дифференцированном подходе к ведению этих пациентов. Суточная рН-импедансометрия у пациентов с ПБ главным образом помогает оценить эффективность антисекреторной терапии, являющейся базовой в лечении ГЭРБ. Манометрия пищевода высокого разрешения незаменима в случае решения вопроса о проведении антирефлюксного хирургического лечения, когда необходимо оценить степень нарушения моторной функции пищевода с целью оценки риска развития послеоперационных осложнений и выбора оптимального объема вмешательства.

Заключение

Пищевод Барретта — это предраковое состояние. Пациенты с пищеводом Барретта имеют повышенный риск развития аденокарциномы пищевода путем последовательного перехода от метапластического эпителия без дисплазии к дисплазии низкой и высокой степени и в конечном итоге к аденокарциноме пищевода. Считается, что гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь играет важную роль в развитии этих гистологических изменений. В соответствии со спектральной моделью гастроэзофагеальной рефлюксной болезни тяжесть кислого воздействия, присутствие в рефлюктате дуоденального содержимого, нарушения структуры и функции пищеводно-желудочного перехода, расстройства моторики грудного отдела пищевода преобладают по мере усугубления гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, начиная с неэрозивной рефлюксной болезни, через эрозивную рефлюксную болезнь до пищевода Барретта.

За последнее десятилетие внедрение новых технологий, таких как рН-импедансометрия и манометрия пищевода высокого разрешения, позволило повысить общую диагностическую эффективность не только в отношении лучшего понимания патофизиологических аспектов, но и в свете дифференцированного подхода к ведению пациентов с пищеводом Барретта для минимизации прогрессирования его в аденокарциному пищевода.


Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
The authors declare no conflict of interest.

Литература / References

  1. Vakil N, van Zanten SV, Kahrilas P, Dent J, Jones R. The Montreal definition and classification of gastroesophageal reflux disease: a global evidence-based consensus. American Journal of Gastroenterology. 2006;101:1900-1920.
    ht tps://doi.org/10.1111/j.1572-0241.2006.00630.x
  2. Mohy-Ud-Din N, Krill TS, Shah AR, Chatila AT, Singh S, Bilal M, Parupudi S. Barrett’s esophagus: What do we need to know? Disease-a-Month: DM. 2019 Feb 23:100850.
    ht tps://doi.org/10.1016/j.disamonth.2019.02.003
  3. Зайратьянц О.В., Маев И.В., Смольянникова В.А., Мовтаева П.Р. Патологическая анатомия пищевода Барретта. Архив патологии. 2011;73(3):21-26.
    Zayratyants OV, Maev IV, Smolyannikova VA, Movtayeva PR. Pathologic anatomy of Barrett’s esophagus. Arkhiv patologii. 2011;73(3):21-26. (In Russ.)
  4. Ronkainen J, Aro P, Storskrubb T, Johanssonlow S, Lind T, Bolling-Sternevaldlow E, Vieth M, Stolte M, Talley NJ, Agréuslow L. Prevalence of Barrett’s esophagus in the general population: an endoscopic study. Gastroenterology. 2005;129(6):1825-1831.
    ht tps://doi.org/10.1053/j.gastro.2005.08.053
  5. Zagari RM, Fuccio L, Wallander MA, Johansson S, Fiocca R, Casanova S, Farahmand BY, Winchester CC, Roda E, Bazzoli F. Gastro-oesophageal reflux symptoms, oesophagitis and Barrett’s oesophagus in the general population: the Loiano-Monghidoro study. Gut. 2008;57(10):1354-1359.
    ht tps://doi.org/10.1136/gut.2007.145177
  6. Маев И.В., Андреев Д.Н., Кучерявый Ю.А., Щегланова М.П. Аденокарцинома пищевода: факторы риска и современные стратегии скрининга. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2017;27(2):4-12.
    Maev IV, Andreev DN, Kucheryavy YuA, Shcheglanova MP. Esophageal adenocarcinoma: risk factors and modern screening strategy. Rossijskij zhurnal gastroenterologii, gepatologii, koloproktologii. 2017;27(2):4-12. (In Russ.)
    ht tps://doi.org/10.22416/1382-4376-2017-27-2-4-12
  7. Никонов Е.Л., Кашин С.В., Видяева Н.С., Крайнова Е.А. Пищевод Баррета: современные возможности диагностики, терапии и снижения риска развития рака. Доказательная гастроэнтерология. 2017;6(4):4-19.
    Nikonov EL, Kashin SV, Vidyaeva NS, Krainova EA. Barrett’s oesophagus: the modern approaches to diagnostics, therapy, and reduction of the risk of cancer development. Dokazatel’naya gastroenterologiya. 2017;6(4):4-19. (In Russ.)
    ht tps://doi.org/10.17116/dokgastro2017644-19
  8. Spechler SJ, Sharma P, Souza RF, Inadomi JM, Shaheen NJ. American Gastroenterological Association medical position statement on the management of Barrett’s esophagus. Gastroenterology. 2011;140(3):1084-1091.
    ht tps://doi.org/10.1053/j.gastro.2011.01.030
  9. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Трухманов А.С., Соколов В.В., Пирогов С.С., Зайратьянц О.В., Шептулин А.А., Лапина Т.Л., Зайратьянц Г.О., Кайбышева В.О. Профильная комиссия РГА по специальности «Гастроэнтерология» Министерства здравоохранения Российской Федерации. Российская гастроэнтерологическая ассоциация. Пищевод Баррета. Клинические рекомендации. 2014. Ссылка активна на 20.11.2019. Доступно по: https://www.gastroscan.ru/literature/authors/8444
    Ivashkin VT, Maev IV, Trukhmanov AS, Sokolov VV, Pirogov SS, Zayratyants OV, Sheptulin AA, Lapina TL, Zayratyants GO, Kaybysheva VO. Profil’naya komissiya RGA po spetsial’nosti «Gastroenterologiya» Ministerstva zdravookhraneniya Rossijskoj Federatsii. Rossijskaya gastroenterologicheskaya assotsiatsiya. Pishchevod Barreta. Klinicheskie rekomendatsii. 2014. Accessed: November 20, 2019. (In Russ.) Available at: https://www.gastroscan.ru/literature/authors/8444
  10. Fitzgerald RC, di Pietro M, Ragunath K, Ang Y, Kang JY, Watson P, Trudgill N, Patel P, Kaye PV, Sanders S, O’Donovan M, Bird-Lieberman E, Bhandari P, Jankowski JA, Attwood S, Parsons SL, Loft D, Lagergren J, Moayyedi P, Lyratzopoulos G, de Caestecker J. British Society of Gastroenterology guidelines on the diagnosis and management of Barrett’s oesophagus. Gut. 2014;63(1):7-42.
    ht tps://doi.org/10.1136/gutjnl-2013-305372
  11. Shaheen NJ, Falk GW, Iyer PG, Gerson LB. ACG clinical guideline: diagnosis and management of Barrett’s esophagus. American Journal of Gastroenterology. 2016;111(1):30-50.
    ht tps://doi.org/10.1038/ajg.2016.186
  12. Bennett C, Moayyedi P, Corley DA, DeCaestecker J, Falck-Ytter Y, Falk G, Nimish V, Sanders S, Vieth M, Inadomi J, Aldulaimi D, Ho KY, Odze R, Meltzer S, Quigley E, Gittens S, Watson P, Zaninotto G, Iyer P, Alexandre L, Ang Y, Callaghan J, Harrison R, Singh R, Bhandari P, Bisschops R, Geramizadeh B, Kaye P, Krishnadath S, Fennerty B, Manner H, Nason K, Pech O, Konda V, Ragunath K, Rahman I, Romero Y, Sampliner R, Siersema P, Tack J, Tham T, Trudgill N, Weinberg D, Wang J, Wang K, Wong J, Attwood S, Malfertheiner P, MacDonald D, Barr H, Ferguson M, Jankowski J. BOB CAT: a large-scale review and Delphi consensus for management of Barrett’s esophagus with no dysplasia, indefinite for, or low-grade dysplasia. American Journal of Gastroenterology. 2015;110(5):662-682.
    ht tps://doi.org/10.1038/ajg.2015.151
  13. Vahabzadeh B, Seetharam AB, Cook MB, Wani S, Rastogi A, Bansal A, Early DS, Sharma P. Validation of the Prague C and M criteria for the endoscopic grading of Barrett’s esophagus by gastroenterology trainees: a multicenter study. Gastrointestinal Endoscopy. 2012;75(2):236-241.
    ht tps://doi.org/10.1016/j.gie.2011.09.017
  14. Herregods TVK, Bredenoord AJ, Smout PM. Pathophysiology of gastroesophageal reflux disease: new understanding in a new era. Journal of Neurogastroenterology and Motility. 2015;27(9):1202-1213.
    ht tps://doi.org/10.1111/nmo.12611
  15. Woodland P, Sifrim D. The refluxate: The impact of its magnitude, composition and distribution. Best Practice and Research Clinical Gastroenterology. 2010;24:861-871.
    ht tps://doi.org/10.1016/j.bpg.2010.09.002
  16. Koek GH, Tack J, Sifrim D, Lerut T, Janssens J. The role of acid and duodenal gastroesophageal reflux in symptomatic GERD. American Journal of Gastroenterology. 2001;96:2033-2040.
    ht tps://doi.org/10.1111/j.1572-0241.2001.03863.x
  17. Zentilin P, Dulbecco P, Savarino E, Giannini E, Savarino V. Combined multichannel intraluminal impedance and pH-metry: a novel technique to improve detection of gastro-oesophageal reflux literature review. Digestive and Liver Disease. 2004;36:565-569.
    ht tps://doi.org/10.1016/j.dld.2004.03.019
  18. Vaezi MF, Richter JE. Synergism of acid and duodenogastroesophageal reflux in complicated Barrett’s esophagus. Surgery. 1995;117(6):699-704.
    ht tps://doi.org/10.1016/s0039-6060(95)80015-8
  19. Hak NG, Mostafa M, Salah T, El-Hemaly M, Haleem M, Abd El- Raouf A, Hamdy E. Acid and bile reflux in erosive reflux disease, non-erosive reflux disease and Barrett’s esophagus. Hepatogastroenterology. 2008;55(82-83):442-447.
  20. Fass R, Hell RW, Garewal HS, Martinez P, Pulliam G, Wendel C, Sampliner RE. Correlation of oesophageal acid exposure with Barrett’s oesophagus length. Gut. 2001;48:310-313.
    ht tps://doi.org/10.1136/gut.48.3.310
  21. Zentilin P, Conio M, Mele MR, Mansi C, Pandolfo N, Dulbecco P, Gambaro C, Tessieri L, Iiritano E, Bilardi C, Biagini R, Vigneri S, Savarino V. Comparison of the main oesophageal pathophysiological characteristics between short- and long-segment Barrett’s oesophagus. Alimentary Pharmacology and Therapeutics. 2002;16:893-898.
    ht tps://doi.org/10.1046/j.1365-2036.2002.01237.x
  22. Champion G, Richter JE, Vaezi MF, Singh S, Alexander R. Duodenogastroesophageal reflux: relationship to pH and importance in Barrett’s esophagus. Gastroenterology. 1994;107:747-754.
    ht tps://doi.org/10.1016/0016-5085(94)90123-6
  23. Gutschow CA, Bludau M, Vallböhmer D, Schröder W, Bollschweiler E, Hölscher AH. NERD, GERD, and Barrett’s esophagus: role of acid and non-acid reflux revisited with combined pH-impedance monitoring. Digestive Diseases and Sciences. 2008;53(12):3076-3081.
    ht tps://doi.org/10.1007/s10620-008-0270-6
  24. Bredenoord AJ, Hemmink GJ, Smout AJ. Relationship between gastro-oesophageal reflux pattern and severity of mucosal damage. Journal of Neurogastroenterology and Motility. 2009;21:807-812.
    ht tps://doi.org/10.1111/j.1365-2982.2009.01306.x
  25. Savarino E, Zentilin P, Frazzoni M, Cuoco DL, Pohl D, Dulbecco P, Marabotto E, Sammito G, Gemignani L, Tutuian R, Savarino V. Characteristics of gastro-esophageal reflux episodes in Barrett’s esophagus, erosive esophagitis and healthy volunteers. Neurogastroenterology and Motility. 2010;22:1061-1280.
    ht tps://doi.org/10.1111/j.1365-2982.2010.01536.x
  26. Frazzoni M, Manno M, De Micheli E, Savarino V. Pathophysiological characteristics of the various forms of gastro-oesophageal reflux disease. Spectrum disease or distinct phenotypic presentations? Digestive and Liver Disease. 2006;38:643-648. ht tps://doi.org/10.1016/j.dld.2006.02.020
  27. Frazzoni M, Savarino E, Manno M, Melotti G, Mirante VG, Mussetto A, Bertani H, Manta R, Conigliaro R. Reflux patterns in patients with short-segment Barrett’s oesophagus: a study using impedance-pH monitoring off and on proton pump inhibitor therapy. Alimentary Pharmacology and Therapeutics. 2009;30:508-515.
    ht tps://doi.org/10.1111/j.1365-2036.2009.04063.x
  28. Emerenziani S, Ribolsi M, Sifrim D, Blondeau K, Cicala M. Regional oesophageal sensitivity to acid and weakly acidic reflux in patients with non-erosive reflux disease. Neurogastroenterology and Motility. 2009;21:253-258. ht tps://doi.org/10.1111/j.1365-2982.2008.01203.x
  29. Маев И.В., Баркалова Е.В., Овсепян М.А., Андреев Д.Н., Кучерявый Ю.А. Показатели рН-импедансометрии и манометрии пищевода высокого разрешения у пациентов с различными формами гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2018;28(4):23-35.
    Maev IV, Barkalova EV, Ovsepyan MA, Andreev DN, Kucheryavy YuA. Indicators of Esophageal pH-Impedance Monitoring and High-Resolution Manometry in Patients with Various Forms of Gastroesophageal Reflux Disease. Rossijskij zhurnal gastroenterologii, gepatologii, koloproktologii. 2018;28(4):23-35. (In Russ.)
    ht tps://doi.org/10.22416/1382-4376-2018-28-4-23-35
  30. DeVault K, McMahon BP, Celebi A, Costamagna G, Marchese M, Clarke JO, Hejazi RA, McCallum RW, Savarino V, Zentilin P, Savarino E, Thomson M, Souza RF, Donohoe CL, O’Farrell NJ, Reynolds JV. Defining esophageal landmarks, gastroesophageal reflux disease, and Barrett’s esophagus. Annals of the New York Academy of Sciences. 2013;1300:278-295.
    ht tps://doi.org/10.1111/nyas.12253
  31. Hoară P, Bîrlă R, Gîndea C, Zentilin P, Dulbecco P, Assandri L, Marabotto E, Bonfanti D, Inferrera S, Fazio V, Malesci A, Tutuian R, Savarino V. The role of esophageal manometry in the management of the patients with gastro-esophageal reflux disease and Barrett’s esophagus. Chirurgia. 2008;103(4):407-412.
  32. Savarino E, Gemignani L, Pohl D, Zentilin P, Dulbecco P, Assandri L, Marabotto E, Bonfanti D, Inferrera S, Fazio V, Malesci A, Tutuian R, Savarino V. Oesophageal motility and bolus transit abnormalities increase in parallel with the severity of gastro-oesophageal reflux disease. Alimentary Pharmacology and Therapeutics. 2011;34(4):476-486.
    ht tps://doi.org/10.1111/j.1365-2036.2011.04742.x
  33. Bazin C, Benezech A, Alessandrini M, Grimaud J, Vitton V. Esophageal Motor Disorders are a Strong and Independant Associated Factor of Barrett’s Esophagus. Journal of Neurogastroenterology and Motility. 2018;24(2):216-225.
    ht tps://doi.org/10.5056/jnm17090
  34. Martinucci I, de Bortoli N, Giacchino M, Bodini G, Marabotto E, Marchi S, Savarino V, Savarino E. Esophageal motility abnormalities in gastroesophageal reflux disease. World Journal of Gastrointestinal Pharmacology and Therapeutics. 2014;5(2):86-96.
    ht tps://doi.org/10.4292/wjgpt.v5.i2.86
  35. Diener U, Patti MG, Molena D, Fisichella PM, Way LW. Esophageal dysmotility and gastroesophageal reflux disease. Journal of Gastrointestinal Surgery. 2001;5(3):260-265.
    ht tps://doi.org/10.1016/s1091-255x(01)80046-9
  36. Conio M, Blanchi S, Lapertosa G, Ferraris R, Sablich R, Marchi S, D’Onofrio V, Lacchin T, Iaquinto G, Missale G, Ravelli P, Cestari R, Benedetti G, Macrì G, Fiocca R, Munizzi F, Filiberti R. Long-term endoscopic surveillance of patients with Barrett’s esophagus. Incidence of dysplasia and adenocarcinoma: a prospective study. American Journal of Gastroenterology. 2003;98(9):1931-1939.
    ht tps://doi.org/10.1111/j.1572-0241.2003.07666.x


Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Яндекс.Метрика
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.