Баснаев У.И., Михайличенко В.Ю., Каракурсаков Н.Э., Бутырский А.Г. Применение энтеральной оксигенации в комплексном лечении пациентов с распространенным перитонитом / Таврический медико-биологический вестник. 2019, том 22, №2, c.12-18.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Баснаев У.И. / Михайличенко В.Ю. / Каракурсаков Н.Э.  / Бутырский А.Г.


Применение энтеральной оксигенации в комплексном лечении пациентов с распространенным перитонитом

Баснаев У.И., Михайличенко В.Ю., Каракурсаков Н.Э., Бутырский А.Г.


Кафедра общей хирургии, Медицинская академия имени С. И. Георгиевского ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского», 295051, бульвар Ленина, 5/7, Симферополь, Россия.

Для корреспонденции: Михайличенко Вячеслав Юрьевич, доктор медицинских наук, старший научный сотрудник, заведующий кафедрой общей хирургии Медицинской академии имени С.И. Георгиевского, ФГАОУ ВО «КФУ им. В.И. Вернадского», e-mail: pancreas1978@ mail.ru

For correspondence: Viyacheslav Yu. Mykhailichenko, MD, Head of the Department of General Surgery, Medical Academy named after S.I. Georgievsky of Vernadsky CFU, e-mail: pancreas1978@ mail.ru

Information about authors:
Basnaev U. I., ht tp://orcid.org/0000-0002-1757-9595
Mykhaylichenko V. Yu., ht tp://orcid.org/0000-0003-4204-5912
Karakursakov N. E., ht tp://orcid.org/0000-0002-6691-9349
Butyrskii A. G., ht tp://orcid.org/0000-0001-5415-3756

РЕЗЮМЕ

В статье представлены данные проспективного анализа результатов хирургического лечения 78 больных с распространенным перитонитом. Все больные находились на стационарном лечении в хирургическом отделении ГБУЗ РК ГКБ № 7 города Симферополя в период с 2016 по 2018. Для исследования больные были разделены на две группы. Лечение больных обеих групп проводилось в соответствии с общепринятой схемой лечения распространенного перитонита. В лечение больных основной группы добавлялся метод энтеральной оксигенации. В ходе нашего исследования было выявлено, что применение энтеральной оксигенации позволило снизить уровень эндогенной интоксикации, и позволило добиться более раннего восстановления моторно-эвакуаторной функции кишечника. У больных основной группы с МПИ I уровень МСМ на 3-и сутки был достоверно ниже относительно группы сравнения - 0,40±0,10 против 0,68±0,09 (р<0,05). На 7-е сутки в основной группе уровень МСМ 0,32±0,11, в группе сравнения 0,48±0,05 (р<0,05). У больных основной групп с МПИ II к 7 суткам уровень МСМ достоверно не отличается от нормы - 0,28±0,04, в группе сравнения 0,55±0,03 (р<0,05). У больных основной группы с МПИ I восстановление электрической активности ЖКТ отмечалось в среднем через 21,8±0,3 часов, в группе сравнения через 30,8±0,5 часов (р<0,05). У больных основной группы с МПИ II восстановление электрической активности ЖКТ отмечалось через 36,2±1,1 часов, в группе сравнения через 41,1±0,5 часов (р<0,05). Полученные данные поднимают вопрос о необходимости пересмотра традиционных подходов в лечении больных с распространенным перитонитом.

Ключевые слова: распространенный перитонит, моторно-эвакуаторная функция кишечника, оксигенотерапия.

Use of intestinal oxygenation in complex treatment of patients with extended periotnitis

Basnaev U. I., Mykhaylichenko V. Yu., Karakursakov N. E., Butyrskii A. G.


Medical academy named after S. I. Georgievsky of Vernadsky CFU, Simferopol, Russia

SUMMARY

The article presents the data of prospective analysis of the results of surgical treatment of 78 patients with extended peritonitis. All patients were hospitalized at the surgical department of Clinical Hospital №7 of Simferopol during 2016 to 2018. The patients were shared into two groups. Treatment of patients of both groups was carried out according to the general schedule of treatment of extended peritonitis. But the treatment of patients in the main group was added with enteral oxygenation. During our study, it was found that the use of enteral oxygenation causes reduction of endogenous intoxication and earlier restoration of intestinal electrical activity. In patients of the main group with MPI I, the level of MSM on the 3rd day was significantly lower in comparison with another group - 0.40±0.10 vs. 0.68±0.09 (p<0.05). On the 7th day in the main group the MSM level was 0.32±0.11, in the comparison group 0.48±0.05 (p <0.05). In patients of the main groups with MPI II, by day 7, the level of MSM did not significantly differ from the standard - 0.28±0.04, in the comparison group 0.55±0.03 (p<0.05). In patients of the main group with MPI I, the restoration of the electrical activity of GIT was observed in 21.8±0.3 hours, in the comparison group after 30.8±0.5 hours (p<0.05). In patients of the main group with MPI II, the restoration of the electrical activity of GIT was fixed after 36.2±1.1 hours, in the comparison group after 41.1±0.5 hours (p<0.05). The findings raise the question of the need to revise traditional approaches in the treatment of extended peritonitis.

Key words: extended peritonitis, motor-evacuation function of intestine, oxygenotherapy.


Согласно данным литературы, летальность при перитонитах достигает 30%, а в случаях развития полиорганной недостаточности – 80-90% [1; 2].

Одним из малоизученных вопросов ургентной хирургии является патогенез нарушений висцерального кровообращения, развивающихся в условиях тяжёлого абдоминального инфекционно-воспалительного процесса [3]. Достоверно доказано, что гипоксическое повреждение кишечной стенки на фоне распространенного перитонита (РП) является одним из главных предикторов развития энтеральной недостаточности (ЭН), которая развивается в 85-100% случаев, в результате чего развивается синдром ПОН, определяющий исход заболевания [4; 5; 6]. Ключевым патогенетическим звеном его является парез кишечника [7; 8]. А расстройство кровообращения и длительная ишемия, приводящие к повреждению ворсин слизистой, являются предпосылкой к транслокации микрофлоры кишечника в системный кровоток [9].

Таким образом, имеющиеся данные свидетельствует о том, что возникновение и развитие синдрома ЭН является предшественником и важнейшим компонентом синдрома ПОН. Следовательно, устранение проявлений синдрома ЭН и его последствий является крайне важной задачей в комплексном лечении РП.

Золотым стандартом лечения нарушения проницаемости кишечной стенки является нормализация перфузии кишечной стенки за счет использования катехоламинов, инфузионной терапии и раннего энтерального питания [10].

Интересным и перспективны методом улучшения перфузии кишечной стенки является применение энтеральной оксигенации (ЭО). Методика была предложена более 30 лет назад и является одним из альтернативных путей восстановления координированной активности гладких мышц ЖКТ [11]. В пользу клинической целесообразности ведения кислорода в кишечник свидетельствуют факт энергосубстратного обеспечения энтероцитов на 50-80% за счет поступления кислорода и нутриентов напрямую из просвета кишки. Так же имеются достоверные данные клинических исследований, свидетельствующие о нормализации рН кишечной стенки и восстановление её структурной целостности в результате использования оксигенированных растворов [12; 13]. Доказано, что введение кислорода в тонкую кишку стимулирует его моторную функции, приводит к системному оксигенирующему эффекту, способствует сохранности архитектоники слизистой кишечника [10; 14; 15; 16].

Цель работы - изучить эффективность применения ЭО в лечении больных с острой хирургической патологией, осложненной РП.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

В основу нашей работы положен проспективный анализ результатов хирургического лечения больных с острой хирургической патологией, осложненной РП. Все больные находились на стационарном лечении в хирургическом отделении ГБУЗ РК ГКБ № 7 г. Симферополя в период с 2016 по 2018 гг.

В ходе исследования было сформировано две группы больных: основная (37 больных) и сравнительная (41 больных). Заболеваниями, вызвавшие РП, были: острая спаечная кишечная непроходимость, ущемленные паховые, пупочные, послеоперационные вентральные грыжи (таблица 1). У больных обеих групп интраоперационно был выявлен некроз участка тонкой кишки. Вследствие чего всем больным была произведена резекция участка тонкой кишки с наложением тонко-тонкокишечного анастомоза.

Таблица 1
Этиология распространенного перитонита

Этиология Основная группа (n= 37) Группа сравнения (n=41)
Острая спаечная кишечная непроходимость 14 (37,8%) 18 (43,9%)
Ущемленная паховая грыжа 12 (32,4%) 9 (21,9%)
Ущемленная пупочная грыжа 6 (16,2%) 7 (17,1%)
Ущемленная послеоперационная вентральная грыжа 5 (13,5%) 7 (17,1%)

Лечение больных обеих групп проводилось в рамках национальных клинических рекомендаций. При этом в программу лечения больных основной группы была включена ЭО. В основной группе 12 пациентов (32,4%) было госпитализировано позже 24 часов от начала развития РП, а в группе сравнения позднее 24 часов было госпитализировано 15 (36,5%) больных. Среди пациентов было 32 (41%) мужчин и 46 (59%) женщин. Возраст пациентов колебался от 28 до 69 лет. Средний возраст в основной группе составил 34,7±4,1 лет, в группе сравнения 36,1±2,1 лет (p>0,05).

Тяжесть состояния больных при поступлении оценивали по шкале Мангеймского перитониального индекса (МПИ). Распределение пациентов по тяжести их состояния представлено в таблице 2.

Таблица 2
Распределение больных по шкале МПИ

МПИ, баллы Основная группа (n= 37) Группа сравнения (n=41)
Менее 21 (I степень) 23 (62,2%) 25 (61%)
21-29 (II степень) 14 (37,8%) 16 (39%)
Более 29 (III степень) - -

ЭО проводили по стандартной методике [17] с помощью адаптированной системы для плевральной пункции «PleuraPunctureSet». Всем больным основной группы на завершающем этапе операции производили трансназогастральную интубацию тонкой кишки 2-канальным зондом с оливой диаметром 4 мм за анастомоз. Инсуффляцию проводили ручным способом – газ (100% кислород) вводили медленными повторными болюсами с помощью шприца. Во время первой процедуры вводили 0,5 литра, в последующем осуществляли повторные болюсы по 250 мл с интервалом 4 часа на протяжении первых двух суток послеоперационного периода. Перед началом инсуффляции и по завершению процедуры всем больным проводили контроль уровня внутрибрюшного давления по стандартной методике через мочевой пузырь [18]. Процедуру завершали в случае повышение внутрибрюшного давления на 10-12 мм.вод.ст. от исходного показателя.

Эффективность проводимой терапии мы оценивали по клиническим признакам (сроки начала отхождения газов, первой дефекации), инструментальным и лабораторным данным. Электрическую активность ЖКТ мы оценивали при помощи периферического электрогастроэнтерографа [19]. На основании уровня молекул средней массы (МСМ) мы проводили оценку степени эндогенной интосикации. Забор крови и оценка анализов проводили в день операции, на 1-е, 3-и, 7-е, 10-е сутки послеоперационного периода.

Статистическая обработка полученных данных проведена с применением методов вариационной статистики с вычислением средних величин (M), оценкой вероятности расхождений (m), оценкой достоверности изменений с использованием t-критерия Стьюдента. За достоверную принималась разность средних значений при р<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Начало отхождения газов в основной группе с МПИ I регистрировалось достоверно раньше относительно группы сравнения: через 28,3±0,6 часов против 39,3±1,4 часов (р<0,05), у больных с МПИ II через 32,6±0,3 против 45,4±0,4 часов соответственно (р<0,05). Срок первой дефекации у больных основной группы также достоверно раньше относительно группы сравнения: у больных с МПИ I через 48,2±1,3 часов против 52,1±1,1 часов в группе сравнения (р<0,05), у больных с МПИ II через 52,7±1,6 часов против 60,2±0,8 часов соответственно (р<0,05).

При анализе данных ЭГЭГ в обеих группах через 12 часов после перенесенной операции отмечается достоверное снижение процентного отношения (Pi/Ps) в желудке и значительное повышение (Pi/Ps) в кишечнике. Коэффициент ритмичности (Kritm) на частотах желудка, тощей кишки, подвздошной кишки был ниже нормы в 1-е сутки раннего послеоперационного периода у всех больных.

В период между 12 и 24 часами после операции в основной группе у больных с МПИ I и МПИ II отмечается рост показателей электрической активности тонкой кишки.

У больных основной группы с МПИ I достоверный рост показателей функционирования тонкой кишки Pi/Ps (1,8±0,5), K ритм (2,0±0,6) и Pi/P (0,4±0,2) отмечался в среднем через 21,8±0,3 часов, что отображено в таблице 3.

Таблица 3
Показатели ЭГЭГ в период с 12 до 48 часов после оперативного вмешательства у пациентов с МПИ I

Отдел ЖКТ Основная группа (n=23) Группа сравнения (n=25)
Pi/Ps (%) Kritm Pi/P Pi/Ps (%) Kritm Pi/P
Желудок 17,4±1,3 4,1±0,8 8,4±0,9 9,3±1,3* 2,8±0,7* 3,7±1,2*
ДПК 1,7±0,4 0,4±0,1* 0,3±0,2 1,9±0,3* 0,2±0,1* 0,3±0,1*
Тощая кишка 1,8±0,5 2,0±0,6 0,4±0,2 1,8±0,4* 1,2±0,4* 0,1±0,1*
Подвздошная кишка 4,0±0,8 1,1±0,9* 0,2±0,1 3,5±0,6* 1,3±0,6* 0,1±0,1*
Толстая кишка 41,4±1,8* 12,7±1,3* - 33,5±1,4* 14,2±1,2* -
Примечание - * – разница достоверна (р<0,05) по сравнению с соответствующими нормальными показателями [20].


В группе сравнения начало восстановления электрической активности тонкой кишки приходилось на период 30,8±0,5 часов.

Через 32,3±1,6 часов после завершения операции показатели электрической активности всех отделов ЖКТ практически не отличались от нормы, в группе сравнения нормализация показателей всех отделов отмечалась к 42,5±1,1 часам после перенесенной операции.

Т.о., анализ ЭГЭГ мониторинга свидетельствуют о более раннем восстановлении электрической активности всех отделов ЖКТ в основной группе.

При анализе динамики изменений уровня МСМ, мы видим, что через сутки после операции МСМ остаются в обеих группах у больных с МПИ I высокими без достоверной разницы между показателями – 0,73±0,13 и 0,77±0,12 (р>0,05). Но через 3 суток в основной группе у больных МПИ I уровень МСМ достоверно ниже относительно группы сравнения – 0,40±0,10 против 0,68±0,09 (р<0,05). На 7-е сутки тенденция сохраняется: в основной группе уровень МСМ 0,32±0,11, а в группе сравнения 0,48±0,05 (р<0,05). К 10-м суткам в основной группе показатели МСМ не отличались от нормы (0,30±0,03) в отличие от группы сравнения 0,36±0,04 (р<0,05).

У больных с МПИ II динамика изменений уровня МСМ была следующей: на 3-и сутки после операции уровень МСМ остается в обеих группах высоким без достоверной разницы между показателями – 0,65±0,04 и 0,61±0,05 (р>0,05). На 7-е сутки в основной группе отмечается достоверное существенное снижение уровня МСМ относительно группы сравнения 0,28±0,04 против 0,55±0,03 (р<0,05). На 10-е сутки эта тенденция сохраняется 0,26±0,03 и 0,42±0,04 (р<0,05).

Т.о., видим, что лабораторные признаки эндотоксикоза в группе МПИ II исчезают к 10-м суткам.

Более раннее восстановление электрической активности ЖКТ в основной группе также подтверждает эффективность применения ЭО в снижении эндотоксикоза.

Из полученных данных можно сделать вывод, что на фоне применения ЭО у больных с МПИ I уже к концу первых позволили ускорить процесс восстановления электрической активности тонкой кишки. Анализ ЭГЭГ за тот же период показал, что у больных основной группы с МПИ II нормализация показателей электрической активности тонкой кишки регистрировалась в среднем уже через 36,2±1,1 часа, тогда как в группе сравнения 41,1±0,5 часов (таблица №4).

Таблица 4
Средние показатели ЭГЭГ в период с 12 до 48 часов после оперативного вмешательства у пациентов с МПИ II

Отдел ЖКТ Основная группа (n=14) Группа сравнения (n=16)
Pi/Ps (%) Kritm Pi/P Pi/Ps (%) Kritm Pi/P
Желудок 18,7±1,3 1,9±0,9* 4,4±1,3* 8,9±1,2* 1,6±0,6* 3,7±1,1*
ДПК 1,6±0,3 0,6±0,3 0,5±0,08 0,9±0,4* 0,2±0,1* 0,2±0,1*
Тощая кишка 1,8±0,8 1,5±0,7* 0,4±0,1 1,7±0,3* 1,3±0,4* 0,1±0,1*
Подвздошная кишка 4,1±0,8 1,3±0,8* 0,3±0,1 2,6±0,8* 1,2±0,7* 0,2±0,1*
Толстая кишка 31,4±1,8* 14,5±1,3* - 26,5±1,6* 13,4±1,1* -
Примечание - * – разница достоверна (р<0,05) по сравнению с соответствующими нормальными показателями.

ОБСУЖДЕНИЕ

В настоящее время продолжается активный поиск новых методик лечения эндогенной интоксикации при РП. В своей работе Белужников А.В. с соавторами предложил метод подкожных межостистых лимфотропных инъекций [21]. Основой данного способа явилось влияние комплексной смеси лекарственных препаратов на нервные образования спинного мозга, формирующие чревные и брыжеечные сплетения. В состав смеси для инъекций включали 1 мл 10% раствора лидокаина, 32 ЕДлидазы, 2 мл 0,9% раствора хлорида натрия, 1 мл 0,05% раствора прозерина и разовую дозу антибиотика широкого спектра. Методика позволила добиться раннего снижение уровня МСМ, а к 7-м суткам уровень МСМ составил 1,2±0,21. Этому способствовали адекватная санация регионального лимфатического русла и дренирование брыжеечной лимфатической системы.

Для борьбы с эндотоксикозом в послеоперационном периоде у больных с РП Белик Б.М. и соавторы так же предложили интрапортальную инфузионную терапию [22]. Инфузию проводили озонированным изотоническим раствором натрия хлорида, в результате чего уже к 5-м суткам послеоперационного периода отмечалось уменьшение уровня МСМ в 2 раза.

Воротынцев С.И. в своей работе искал новые пути ликвидации энерго-структурного дефицита кишечной стенки при синдроме абдоминальной ишемии. Результатом экспериментальных и клинических исследований стало изучение влияния ЭО на транслокацию микрофлоры кишечника при абдоминальном сепсисе в условиях эксперимента.

Полученные автором результаты свидетельствовали о наличии транслокации кишечной микрофлоры в лимфатические узлы брыжейки и печень у всех подопытных животных. При этом выяснилось, что использование ЭО «…удерживало транслокацию кишечной микрофлоры от лавинообразного повышения даже при несанированном гнойном перитоните» [23]. Полученные данные поднимают вопрос о необходимости пересмотра традиционных подходов в лечении больных с РП. Необходимо более широкое внедрение методики ЭО в условиях неотложной хирургии, ее адаптация к возможностям концепции Fast-track, определение показаний и противопоказаний для ее применения.

ВЫВОДЫ

1. Применение ЭО в комплексном лечении больных с острой хирургической патологией, осложненной РП, способствует раннему восстановлению моторно-эвакуаторной функции кишечника.

2. Доказана эффективность ЭО в отношении снижения уровня системного эндотоскикоза при РП.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Conflict of interest. The authors have no conflict of interests to declare.

ЛИТЕРАТУРА

1. Винник Ю.С., Якимов С.В., Арапова В.А., Дунаевская С.С. Современные методы санации брюшной полости при распространенном перитоните. Современные проблемы науки и образования. 2016;(5):52-58.
2. Beyer K., Menges P., Keßler W. Pathophysiologie der Peritonitis. Der Chirurg. 2016; 87(1):5-12.
3. Белик Б.М., Суярко В.А., Мареев Д.В., Ефанов С.Ю. Пясецкий К.Г. Коррекция нарушений висцерального кровотока и кислородтранспортной функции портальной крови при распространённом гнойном перитоните. Вестник хирургии имени И.И. Грекова. 2017;176(6):38-43.
4. Чернов В.Н., Белик Б.М., Ефанов С.Ю. Патогенез нарушения висцеральных функций при распространённом перитоните. Вестник хирургии. 2014;(4):35–38.
5. Савельев В.С., Гельфанд Б.Р., Филимонов М.И. Перитонит: Практическое руководство. М.: Изд-во «Литтерра»; 2006.
6. Косинец В.А. Лечение синдрома энтеральной недостаточности при распространенном гнойном перитоните. Актуальные вопросы неотложной хирургии: материалы выезд. пленума проблемой комиссии «Неотложная хирургия» и Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. 65-летию науч. хирург. о-ва и 20-летию Ассоц. врачей хирург. профиля на Кавказ. Минер. Водах. Пятигорск. РИА-КМВ. 2011;198–199.
7. Никитенко В.И., Захаров В.В., Бородин А.В. Роль транслокации бактерий в патогенезе хирургической инфекции. Хирургия. 2001;(2):63-65.
8. Хрупкин В. И., Алексеев С.А. Синдром энтеральной недостаточности у больных с распространенным перитонитом: оценка степени тяжести и исхода процесса. Вестник хирургии им. И. И. Грекова. 2004;163(2):46-49.
9. Косинец В.А. Коррекция биоэнергетических процессов в тонкой кишке при экспериментальном распространенном гнойном перитоните. Экспериментальная и клиническая фармакология. 2012;75(8):39-43
10. Мазурок В.А., Головкин А.С., Баутин А.Е., Горелов И.И., Беликов В.Л., Сливин О.А. Желудочно-кишечный тракт при критических состояниях: первый страдает, последний кому уделяют внимание. Вестник интенсивной терапии интестинальной недостаточности. 2016;(2):28-32.
11. Диллон Я.Г. Простой способ кислородной терапии. Советская медицина. 1940; 21:35-39.
12. Черный А.М. Патофизиология гипоксических состояний. М.: Медгиз; 1961.
13. Гагарин В.В., Тимофеев В.Н. Использование кишечного лаважа, энтеральной оксигенации и гемосорбции в лечении острых расстройств мезентериального кровотока. Клиническая хирургия. 1984;(2):41-44.
14. Landahl P., Ansari D., Andersson R. Severe acute pancreatitis: gut barrier failure, systemic inflammatory response, acute lung injury, and the role of the mesenteric lymph. Surg. Infect. 2015;16(6):651–656.
15. Беликов В.Л., Мазурок В.А., Сливин О.А. К вопросу об интестинальной оксигенации. Вестник интенсивной терапии 2014;5:66-69.
16. Беликов В.Л. Завойских Е.В.., Мазурок В.А. Энтеральная оксигенация в комплексной терапии родильницы. Анестезиология и реаниматология. 2014; 59(5):21-26.
17. Caveda E.O., Fiddian-Green R.G. Prevention of acute mucosal damage in hypovolemic rats by intraluminal oxygen. Clin. Res. 1985;33:775.
18. Салахов Е.К., Салахов К.К. Мониторирование внутрибрюшного давления в послеоперационном периоде у пациентов с распространенным перитонитом. 2015;2(96):214-219.
19. Трусов П.В., Зайцева Н.В., Камалтдинов М.Р. Течение в антродуоденальной области пищеварительного тракта: математическая модель и некоторые результаты. Математическая биология и биоинформатика. 2015;1(10):34-53.
20. Джулай Г.С., Секарева Е.В. Секреторная и моторно-эвакуаторная активность желудка и двенадцатиперстной кишки у пациентов с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью, ассоциированной с разными типами рефлюкса. Терапевтический архив. 2016;2(88):16-20.
21. Белужников А.Б., Любарский, М.С., Нимае В.В. Коррекция синдрома эндогенной интоксикации при разлитом перитоните с использованием лимфотропных технологий. Сибирский научный медицинский журнал. 2008;(5): 67-71.
22. Белик Б.М., Ефанов С.Ю., Маслов А.И., Суярко В.А., Сапралиев А.Р. Роль интрапортальных инфузий в коррекции функциональной недостаточности печени и эндотоксикоза при распространенном перитоните. Новости хирургии. 2015;23(3):296-301.
23. Вортынцев С.И. Энтеральная оксигенация в интенсивной терапии критических состояний. Запорожский медицинский журнал. 2003;(2):1-4.

REFERENCES

1. Vinnik Yu.S., Yakimov S.V., Arapova V.A., Dunaevskaya S.S. Modern methods of rehabilitation of the abdominal cavity with widespread peritonitis. Modern problems of science and education. 2016;(5):52-58 (In Russ).
2. Beyer K., Menges P., Keßler W. Pathophysiologie der Peritonitis. Der Chirurg. 2016; 87(1):5-12.
3. Belik B.M, Suyarko V.A., Mareev D V., Efanov S.Yu. Pyasetsky K.G. Correction of disorders of the visceral blood flow and oxygen-transport function of portal blood in case of widespread purulent peritonitis. Vestnik khirurgii. 2017;176(6):38-43 (In Russ).
4. Chernov V.N., Belik B.M., Efanov S.Yu. Pathogenesis of visceral dysfunction in patients with peritonitis. Vestnik khirurgii. 2014;(4):35–38 (In Russ).
5. Saveliev V.S., Gelfand B.R., Filimonov M.I. Peritonitis: A Practical Guide. M.: Publishing house «Litterra»; 2006 (In Russ).
6. Kosinets V.А. Treatment of enteral insufficiency syndrome with widespread purulent peritonitis. Actual issues of emergency surgery: materials Departure. Plenum of Problem Commission «Emergency Surgery» and Vseros. scientific-practical conf., dedicated. 65th anniversary of scientific surgical society and the 20th anniversary of the Association of surgeons in the Caucasus. Miner Waters. Pyatigorsk. RIA-CMS.2011;198–199 (In Russ).
7. Nikitenko V.I., Zakharov V.V., Borodin A.V. The role of bacterial translocation in the pathogenesis of surgical infection. Surgery. 2001;(2):63-65 (In Russ).
8. Khrupkin V.I., Alekseev S.A. Enteral insufficiency syndrome in patients with advanced peritonitis: assessment of the severity and outcome of the process. Vestnik khirugii. 2004;163(2):46-49 (In Russ).
9. Kosinets V.A. Correction of bioenergetic processes in the small intestine with experimental widespread purulent peritonitis. Experimental and clinical pharmacology. 2012;75(8):39-43 (In Russ).
10. Mazurok V.A., Golovkin A.S., Bautin A.E., Gorelov I.I., Belikov V.L., Slivin O.A. Gastrointestinal tract in critical conditions: the first suffers, the last who pay attention. Herald of intensive care of intestinal failure. 2016;(2):28-32 (In Russ).
11. Dillon Ya.G. A simple way of oxygen therapy. Soviet medicine. 1940;21:35-39 (In Russ).
12. Сherniy A.M. Pathophysiology of hypoxic conditions. M: Medgiz; 1961. (In Russ).
13. Gagarin V.V., Timofeev V.N. The use of intestinal lavage, enteral oxygenation and hemosorption in the treatment of acute disorders of mesenteric blood flow.Clinical surgery.1984;(2):41-44 (In Russ).
14. Landahl, P., Ansari, D., Andersson, R. Severe pancreatitis: gut barrier disease, systemic inflammatory response, lung injury. Surg. Infect. 2015;16(6):651–656.
15. Belikov V.L., Mazurok V.A., Slivin O.A. On the question of intestinal oxygenation. Herald of Intensive Care. 2014;5:66-69 (In Russ).
16. Belikov V.L. Zavoisky E.V., Mazurok V.A. Enteral oxygenation in the complex therapy of the puerperal. Anesthesiology and resuscitation. 2014;59(5):21-26 (In Russ).
17. Caveda E.O., Fiddian-Green R.G. Prevention of acute mucosal damage in hypovolemic rats by intraluminal oxygen. Clin.Res. 1985; 33: 775 (In Russ).
18. Salakhov E.K., Salakhov K.K. Monitoring of intra-abdominal pressure in the postoperative period in patients with advanced peritonitis. 2015;2(96):214-219 (In Russ).
19. Trusov P.V., Zaitseva N.V., Kamaltdinov M.R. The course in the antroduodenal region of the digestive tract: a mathematical model and some results. Mathematical biology and bioinformatics. 2015;1(10):34-53 (In Russ).
20. July G.S., Sekareva E.V. Secretory and motorevacuation activity of stomach and duodenum in patients with gastroesophageal reflux disease associated with different types of reflux. Therapeutic archive. 2016;2(88):16-20 (In Russ).
21. Beluzhnikov A.B., Lyubarsky M.S., Nimaye V.V. Correction of the syndrome of endogenous intoxication in case of diffuse peritonitis using lymphotropic technologies. Siberian Scientific Medical Journal. 2008;(5):67-71 (In Russ).
22. Belik B.M., Efanov S.Yu., Maslov A.I., Suyarko V.A., Sapraliev A.R. The role of intraportal infusions in the correction of functional insufficiency of liver and endotoxicosis with extended peritonitis. Surgical news. 2015;23(3):296-301 (In Russ).
23. Vorotintsev S.Y. Enteral oxygenation in intensive care of critical conditions. Zaporizhzhya medical journal. 2003;(2):1-4 (In Russ).

Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Яндекс.Метрика
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.