Сеин О.Б., Зохиров А.Н. Влияние моделирующих эффектов тримебутина на моторику кишечника у собак // Вестник Курской ГСХА. 2014. № 5. С. 67–69.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Сеин О.Б. / Зохиров А.Н.


Влияние моделирующих эффектов тримебутина на моторику кишечника у собак

О.Б. Сеин, А.Н. Зохиров


Аннотация. Рассматриваются вопросы влияния агониста периферических опиоидных рецепторов тримебутина на перистальтику кишечника у собак. Показано, что тримебутин обладает моделирующими эффектами: после введения препарата животным с пониженной перистальтикой она повышается, а с повышенной перистальтикой – понижается. Приводятся перспективы применения тримебутина в практике ветеринарной медицины.

Ключевые слова: биоэлектрическая активность, желудочно-кишечный тракт, кишечник, моторика, овцы, опиоидные пептиды, тримебутин, электроэнтерография.


В последние годы внимание многих исследователей привлекают эндогенные опиоидные пептиды – большая группа физиологически активных пептидов с выраженным сродством к рецепторам опиоидного (морфинного) типа и давшая основание к введению понятия «нейропептиды». Эти пептиды, обладающие чрезвычайно широким спектром регуляторной активности, обнаружены в тканях различных органов. Регуляторное участие опиоидных пептидов в многообразных физиологических процессах осуществляется, как правило, при участии других пептидов и низкомолекулярных субстанций (В.Г. Смагин и др., 1983).

Рецепторы опиоидных пептидов широко распространены в организме. Их обнаруживают в различных отделах головного и спинного мозга, в симпатических ганглиях, в надпочечниках, в гипофизе. Наличие опиатных рецепторов в антральном отделе желудка и кишечника, где они локализуются в нервных окончаниях и эндокринных клетках, указывает на их причастность к процессам пищеварения.

Учитывая биологическую роль опиоидных пептидов, получены их синтетические аналоги и агонисты, которые применяются, в том числе, и в ветеринарной медицине (О.Б. Сеин и др., 2012; Д.А. Григорьев и др., 2011).

Одним из таких препаратов, относящихся к агонистам периферических опиатных рецепторов (µ, κ и δ), является тримебутин. Данный препарат обладает комплексным действием: спазмолитическим и прокинетическим. В медицине этот препарат используют при функциональных расстройствах кишечника, в частности, при «синдроме раздраженной кишки».

Учитывая фармакологические свойства тримебутина, нами были проведены исследования по изучению его влияния на моторику тонкого кишечника у собак. Эксперименты проводили в условиях частной ветеринарной клиники ИП «Григорьев». Объектом исследований являлись беспородные собаки 2-3 – летнего возраста.

Условно было сформировано две группы собак. Первой группе животных с повышенной перистальтикой кишечника, которую моделировали с применением прозерина (1,0 мг/гол), скармливали тримебутин в дозе 200 мг/гол. Второй группе собак с пониженной перистальтикой кишечника, которую моделировали путем применения атропина сульфата (0,5 мг/кг), также вводили тримебутин в той же дозе, что и животным первой группы.

У всех подопытных животных проводили электроэнтерографию с использованием аппарата ЭГС-4М по методике Ю.А. Торнуева (1982, 2012). Регистрацию биоэлектрической активности тонкого кишечника осуществляли до введения тримебутина, а также через 30, 60 и 120 мин после его введения. Результаты энтерографии учитывали по частоте импульсов (ЧИ), средней амплитуде колебаний (САК) и суммарному энергетическому коэффициенту (СЭК).

Полученные данные подвергались биометрической обработке методом периодов. В качестве фоновых значений были выбраны показатели, полученные до введения тримебутина.

Результаты электроэнтерографии показали, что после введения собакам с повышенной перистальтикой кишечника тримебутина его биоэлектрическая активность уменьшалась (таблица 1, рисунок 1). Так, если до введения препарата ЧИ двенадцатиперстной кишки составляла 4,05±0,08 в мин, САК – 9,05±0,16 мВ, СЭК – 36,6±1,12, то через 60 мин эти показатели достоверно уменьшились (р < 0,05-0,01) и, соответственно, составляли 3,30±0,11 в мин, 6,80±0,20 мВ и 22,4±1,15. Через 120 мин после введения препарата сократительная активность двенадцатиперстной кишки еще более уменьшилась и достигла: ЧИ – 3,01±0,10 в минуту, САК – 5,73±0,14 мВ, СЭК – 16,2±1,23. Уменьшение данных показателей также носили статистически достоверный характер (р < 0,05 – 0,01).

Таблица 1. Биоэлектрическая активность тонкого кишечника у собак с повышенной его перистальтикой после введения тримебутина
Показатели Время исследования
до введения тримебутина
через 30 мин   после
введения тримебутина
через 60 мин   после
введения тримебутина
через 120 мин   после
введения тримебутина
Двенадцатиперстная кишка
ЧИ, в 1 мин 4,05 ± 0,08 4,00 ± 0,09 3,30 ± 0,11* 3,01 ± 0,10*
САК, мВ 9,05 ± 0,16 8,75 ± 0,12 6,80 ± 0,20* 5,37 ± 0,14*
СЭК 36,6 ± 1,12 35,0 ± 1,09 24,2 ± 1,15* 16,2 ± 1,23*
Тощая кишка
ЧИ, в 1 мин 3,76 ± 0,12 3,70 ± 0,14 3,28 ± 0,20 3,05 ± 0,12*
САК, мВ 7,59 ± 0,19 7,47 ± 0,09 6,33 ± 0,10* 6,00 ± 0,10*
СЭК 28,5 ± 1,03 27,6 ± 1,14 20,8 ± 1,08* 18,0 ±1,07*

Примечание: * - при р < 0,05 по сравнению с фоновыми показателями

Изменения биоэлектрической активности тощей кишки у собак в период опыта имели аналогичную направленность. Как и при исследовании двенадцатиперстной кишки ее показатели после введения тримебутина уменьшались. Если до введения препарата ЧИ составляла 3,76±0,12 в мин, САК – 7,59±0,19 мВ, СЭК – 28,5±1,03, то через 120 мин после введения препарата данные показатели достоверно уменьшались (р < 0,05-0,01) и, соответственно, составляли – 3,05±0,12 в мин, 6,00±0,10 мВ и 18,0±1,07.

Как следует из данных, представленных в таблице 2 и на рисунке 2, у собак с пониженной перистальтикой кишечника после введения тримебутина показатели биоэлектрической активности двенадцатиперстной кишки повышались. Так, после введения тримебутина ЧИ составляла 1,33±0,09, САК – 2,24±0,10 мВ, СЭК – 3,0±0,14. Однако через 60 мин после введения препарата эти показатели повысились, соответственно, до 1,58±0,14 в минуту, 2,94±0,09 мВ, 4,6±0,08, а через 120 мин их увеличение было еще более выраженным -1,92±0,07 в минуту, 3,20±0,10 мВ, 6,1±0,11. При этом все выявленные изменения получаемых показателей являлись статистически достоверными (р < 0,05-0.01).


Рис. 1. Биоэлектрическая активность тонкого кишечника у собаки с повышенной перистальтикой, после введения тримебутина

Биоэлектрическая активность тощей кишки с пониженной её перистальтикой после введения тримебутина также имела общую тенденцию к повышению (таблица 2). До введения препарата ЧИ составляла 1,11±0,08 в минуту, САК – 1,96±0,14 мВ, СЭК – 2,2. Через 60 мин после введения препарата биоэлектрическая активность тощей кишки повысилась, о чем свидетельствуют ее показатели: ЧИ - 1,65±0,10 в минуту, САК – 3,10±0,16 мВ, СЭК – 5,1±0,16. Данное увеличение являлось статистически достоверным (р < 0,05-0,01).

Полученные нами результаты подтверждают моделирующие эффекты тримебутина, что связано с его влиянием на опиатные рецепторы, которые залегают как в гладкомышечных клетках, так и в энтеральной нервной системе. В последней, опиатные рецепторы расположены в ганглионарных клетках миэнтерального и подслизистого сплетений тонкой кишки, а также на интрамуральных нервных волокнах. При этом рецепторы, как правило, находятся в непосредственной близости от фермента – аденилатциклазы, располагающегося в плазмотической мембране нервных клеток (рисунок 3). Взаимодействие опиоидных пептидов с рецепторами вызывают конформационные перестройки в мембране, что сопровождается изменением активности аденилатциклазы и уровня цАМФ в клетке. Именно эти перестройки обуславливают фармакологические эффекты опиатов.

Таблица 2. Биоэлектрическая активность тонкого кишечника у собак с пониженной его перистальтикой после введения тримебутина
Показатели Время исследования
до введения тримебутина
через 30 мин   после
введения тримебутина
через 60 мин   после
введения тримебутина
через 120 мин   после
введения тримебутина
Двенадцатиперстная кишка
ЧИ, в 1 мин 1,33 ± 0,09 1,39 ± 0,10 1,58 ± 0,14 1,92 ± 0,07*
САК, мВ 2,24 ± 0,10 2,37 ± 0,11 2,94 ± 0,09* 3,20 ± 0,10*
СЭК 3,0± 0,14 3,3 ± 0,15 4,6 ± 0,08* 6,1 ± 0,11*
Тощая кишка
ЧИ, в 1 мин 1,11 ± 0,08 1,18 ± 0,12 1,40 ± 0,16 1,65 ± 0,10*
САК, мВ 1,96 ± 0,14 2,07 ± 0,09 2,76 ± 0,14* 3,10 ± 0,16*
СЭК 2,2 ± 0,16 2,4 ± 0,10 3,9 ± 0,15* 5,1 ± 0,16*

Примечание: * - при р < 0,05 по сравнению с фоновыми показателями


Рис. 2. Биоэлектрическая активность тонкого кишечника у собаки с пониженной перистальтикой, после введения тримебутина

Эндогенные и экзогенные опиоидные пептиды, через посредство опиатных рецепторов, способны стимулировать и ингибировать образование возбуждающих и   тормозных   нейротрансмиттеров  в  энтеральной  нервной системе. Поэтому влияние опиоидных пептидов и их аналогов на перистальтику желудочно-кишечного тракта зависит от преобладания ингибиторных или стимулирующих действий. В этой связи влияние тримебутина на моторику кишечника носит моделирующий характер, то есть после его введения животным с пониженной перистальтикой кишечника она повышается, а с повышенной перистальтикой - понижается.


Рис. 3. Схема влияния опиоидных пептидов на желудочно-кишечный тракт, на примере его перистальтики

АДц-аденилатциклаза; R-рецепторная часть АДц; К-каталитическая часть АДц; С-сопрягающая часть АДц; цАМФ-циклический аденозинмонофосфат; АТФ-аденозинтрифосфат; Оп-опиоидный пептид; ЖКТ-желудочно-кишечный тракт

Учитывая гомеостатическую (моделирующую) направленность эффектов тримебутина, можно предположить перспективу его применения в практике ветеринарной медицины. В частности тримебутин можно использовать при дисфункциях и заболеваниях желудочно-кишечного тракта сопровождающихся гипо – или гиперперистальтикой, а также в реабилитационной период после резекции желудка и кишечника у домашних животных.

Список использованных источников

  1. Григорьев Д.А., Найденков А.В., Соловьева М.А. Влияние синтетического опиоидного пептида даларгина на гистологическую структуру желудочно-кишечного тракта животных // Молодежь и аграрная наука XXI века: проблемы и перспективы:     материалы Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов. – Курск, 2011. – С. 8-10.
  2. Сеин О.Б., Григорьев Д.А. Моторика желудка у собак и сычуга у овец при введении экзогенного опиоидного пептида // Научное обеспечение агропромышленного производства: материалы   междунар. науч.-практ. конф. – Курск, 2012. – Часть 3. – С.33-35.
  3. Смагин В.Г., Виноградов В.А., Булгаков С.А. Лиганды опиатных рецепторов. – М.: Наука, 1983. – 237 с.
  4. Тарнуев Ю.А. Электрогастрография в ветеринарии: дисс….докт. вет. наук. – Улан-Удэ, 1982. – 328с.
  5. Диагностическое значение электрогастрографии / Ю.А. Тарнуев, О.Д. Багинова, Р.Н. Цибикова, А.С. Тарнуев // Ветеринария. – 2012. - № 12. – С. 38-40.

 

Информация об авторах

  • Сеин Олег Борисович, доктор биологических наук, профессор, заведующий кафедрой терапии и акушерства ФГБОУ ВПО «Курская ГСХА», тел. 53-15-55.
  • Зохиров Алишер Нобоварович, аспирант ФГБОУ ВПО «Курская ГСХА», тел. 53-15-55, e-mail: zоchirоv(а)ml.ru



Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Индекс цитирования
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.