Пестова А.С., Эрдес С.И. Показатели моторно-эвакуаторной активности желудочно-кишечного тракта у здоровых школьников г. Москвы // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. – 2018. - 149(1). С. 14–18.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Пестова А.С. / Эрдес С.И.


Показатели моторно-эвакуаторной активности желудочно-кишечного тракта у здоровых школьников г. Москвы

Пестова А.С., Эрдес С.И.

ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И. М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет) (Москва, Россия)

  • Пестова Альбина Сергеевна — аспирант, кафедра пропедевтики детских болезней педиатрического факультета.
  • Эрдес Светлана Ильинична — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой пропедевтики детских болезней педиатрического факультета.
Пестова Альбина С. Albionetta(а)gmail.com

Резюме

Цель: Установить нормативные показатели моторно-эвакуаторной активности желудочно-кишечного тракта методом стандартной периферической электрогастроэнтерографии у здоровых детей старшего школьного возраста.

Методы: Проведено обследование школьников на базе школ САО г. Москвы. Нами был обследован 51 здоровый ребенок (31 девочка и 20 мальчиков) старшего школьного периода, в возрасте от 12 до 16 лет (средний возраст 14±0,9 лет). Основным критерием включения в исследование было наличие I или II группы здоровья по результатам периодических медицинских осмотров. I группу здоровья имели 9 школьников, II группу здоровья — 42 школьника. Всем детям была проведена периферическая электрогастроэнтерография по стандартной методике.

Результаты: В результате проведенных исследований были получены следующие данные (М± σ): Электрическая активность (Pi/Ps),%: Желудок 26,07 ± 4,7, Двенадцатиперстная кишка 2,9 ± 1,3, Тощая кишка 5,3 ± 2,2, Подвздошная кишка 14,2 ± 4,0, Толстая кишка 51,5 ± 8,5; Коэффициент ритмичности (K): Желудок 17,8 ± 26,01, Двенадцатиперстная кишка 4,3 ± 7,5, Тощая кишка 6,9 ± 10,3, Подвздошная кишка 10,6 ± 15,2, Толстая кишка 32,4 ± 47,3; Коэффициент соотношения (Pi/Pi+1): Желудок/Двенадцатиперстная кишка 15,5 ± 9,3, Двенадцатиперстная кишка/Тощая кишка 0,6± 0,13, Тощая кишка/Подвздошная кишка 0,4 ± 0,09, Подвздошная кишка/ Толстая кишка 0,4 ± 0,5.

Заключение: Впервые в педиатрии были установлены нормативные показатели моторно-эвакуаторной активности желудочно-кишечного тракта, что позволит использовать полученные данные в работе практического здравоохранения.

Ключевые слова: дети, моторика, желудочно-кишечный тракт, периферическая электрогастроэнтерография.

Indicators of motor-evacuation activity of the gastrointestinal tract in healty schoolboys in Moscow

Pestova A. S., Erdes S. I.

Sechenov First Moscow State Medical University (Moscow, Russia)

  • Pestova Al’bina S. — postgraduate, Chair of Pediatric Propedeutics, Pediatric Faculty
  • Erdes Svetlana I. —MD, PhD, Professor, Head of the Chair of Pediatric Propedeutics, Pediatric Faculty
Pestova Al’bina S. Albionetta(а)gmail.com

Summary

The aim: to establish standard indicators of the motor-evacuation activity of the gastrointestinal tract by the method of standard peripheral electrogastroenterography in the group of healthy children.

Methods: Conducted a cross-sectional survey of schoolboys in schools on SAO Moscow. We studied 51 healthy children (31 girls and 20 boys) senior school period, from age 12 to 16 years (mean age 14±0,9 years). The main inclusion criterion in the study was the presence of I or II group of health according to the results of periodic medical examinations. I health group had 9 students, II group of health — 42 student. All children were held peripheral electrogastroenterography according to standard methods.

Results: The result of the research, following data were obtained (M± σ): The Electrical activity of (Pi/Ps),%: Stomach 26.07± 4,7, Duodenum 2,9 ± 1,3, Jejunum 5.3 ± 2.2, Ileum of 14.2 ± 4, Colon 51,5 ± 8,5; the Coeffi cient of rhythm of (K): Stomach 17.8 ± 26,01, Duodenum 4.3 ± 7,5,Jejunum 6,9 ± 10,3, Ileum 10,6 ± 15,2, Colon 32,4 ± 47,3; The ratio of (Pi/Pi+1) Stomach/Duodenum 15.5 ± 9,3, Duodenum/Jejunum 0,6 ± 0,13, Jejunum/Ileum 0,4 ± 0,09, Ileum/Colon 0,4 ± 0,5.

Conclusion: For the fi rst time in Pediatrics was established normative indicators of motor-evacuation activity of the gastrointestinal tract, which will use the data obtained in the practical health.

Key words: children, motility, gastrointestinal tract, peripheral electrogastroenterography

 

Функциональные желудочно-кишечные расстройства (ФЖКР) и нарушения моторики являются одним из самых распространенных расстройств в общей популяции [1–4]. ФЖКР включают в себя комбинацию хронических или рецидивирующих желудочно-кишечных симптомов, которые являются возраст-зависимыми и не могут быть объяснены биохимическими изменениями и органическими причинами [5]. Характеристика ФЖКР у детей и подростков эволюционировала в течение двух десятилетий Римского процесса, кульминацией которого явилось принятие Римских критериев IV в 2016 г. Римский IV консенсус ознаменован "позитивным" подходом, давая возможность устанавливать диагноз на основе клинической картины, физикального обследования, без необходимости исключения органического заболевания, для того, чтобы избежать ненужных и инвазивных исследований [6].

В рамках Рим IV сохраняется разделение детских ФЖКР на новорожденных/детей грудного и раннего возраста и детей/подростков. В рамках проведенного исследования наибольший интерес представляет эпидемиология ФЖКР среди детей и подростков [6]:

Н1. Функциональные расстройства, связанные с тошнотой и рвотой:

a. распространенность синдрома циклической рвоты – 0,2 %-1 %.
b. распространенность функциональной тошноты и функциональной рвоты – неизвестна.
c. распространенность руминационного синдрома – неизвестна.
d. распространенность аэрофагии 4,2 % – 7,5 %
Н2. Функциональные абдоминальные болевые расстройства:

a. функциональная диспепсия – 5 %-10 % подростков имеют диспепсические симптомы.
b. распространенность синдрома раздраженной кишки – 1,2 %-5,4 %.
c. распространенность абдоминальной мигрени – 1 % – 23 % случаев в зависимости от диагностических критериев, используемых для постановки диагноза.
d. распространенность функциональной абдоминальной боли без дальнейшего уточнения составляет 2,7 % у колумбийских и 4,4 % у шриланских детей школьного возраста
Н3. Функциональные расстройства дефекации:

a. распространенность функционального запора составляет в среднем 12–14 %.
b. распространенность неретенционного недержания кала – 0,8–4,1 %
Согласно приведенным данным, одним из часто встречающихся ФЖКР является функциональная диспепсия (ФД). Термин диспепсия представляет собой гетерогенную группу симптомов, которые локализованы в эпигастральной области. Дети и взрослые с ФД могут предъявлять такие жалобы, как постпрандиальная тяжесть (68 %-86 %), вздутие верхней части живота (68 %-84 %), боль в эпигастральной области (68 %-74 %), раннее насыщение (49 %-72 %). Дополнительные симптомы включают отрыжку (50 %-60 %), изжогу (35 %-75 %), тошноту (39 %-65 %) и рвоту (23 %-31 %) [7].

ФД высоко распространена у детей и по другим литературным данным колеблется от 3 % до 27 %, оказывая влияние на качество жизни пациентов и повышая затраты на здравоохранение [8–9].

В Рим IV диагностические критерии ФД должны включать 1 или более из следующих беспокоящих симптомов, по крайней мере, 4 дня в месяц (не менее 2 мес. перед диагностикой):

  • постпрандиальная полнота
  • раннее насыщение
  • эпигастральная боль или жжение, не ассоциированные с дефекацией
  • после надлежащей оценки симптомы не могут быть полностью объяснены другими медицинскими состояниями.
Впервые у детей и подростков выделены субтипы ФД:

  • постпрандиальный дистресс-синдром, который включает постпрандиальную тяжесть или раннее насыщение, препятствующее завершению обычного приема пищи, поддерживают эти симптомы вздутие в верхней части живота, постпрандиальная тошнота или избыточная отрыжка;
  • эпигастральный болевой синдром, включающий беспокоящую локализованную боль или жжение в эпигастральной области. Боль негенерализованная или локализованная в других областях живота или грудной клетки, не облегчается после дефекации или отхождения газов. Поддерживающие критерии могут включать: боль жгучего характера, но без ретростернального компонента и боль, обычно индуцируемую или облегчающуюся приемом пищи, но также может появиться во время голода [6, 10].
На сегодняшний день, патофизиология ФД полностью не раскрыта. На развитие ФЖКР оказывает влияние множество механизмов – изменения физиологии желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), генетические факторы, окружающая среда и психосоциальные факторы [11]. ФЖКР в рамках Римских критериев IV пересмотра, рекомендуется обозначать как «расстройство воздействия мозг-кишка» [6]. Стресс играет значительную роль в развитии ФД. В работе Haug et al было обследовано 100 пациентов с ФД, 100 пациентов с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки и 100 здоровых добровольцев. На группе взрослых пациентов с ФД был продемонстрирован более высокий уровень тревожности и депрессии по сравнению с контрольной группой пациентов с органическим заболеванием [11]. Стресс связан с активацией гипоталамуса, который высвобождает кортикотропин-рилизинг-гормон, что приводит к активации тучных клеток, активации симпатической нервной системы, изменению желудочной аккомодации, нарушению моторики желудка и висцеральной гиперчувствительности [12].

Патогенетическими звеньями ФД является нарушение секреции соляной кислоты, расстройства моторики и изменения висцеральной чувствительности желудка и двенадцатиперстной кишки (ДПК) [7, 13, 14]. Одно из ведущих мест в патогенезе ФД занимает висцеральная гиперчувствительность - повышенная чувствительность рецепторного аппарата стенки желудка и ДПК к растяжению [13].

В настоящее время принято считать, что симптомы нарушения моторики ЖКТ, такие как спазм, традиционно интерпретируемые пациентами и врачами, как дискоординация моторики, могут быть вызваны изменением висцерального ощущения нормальной двигательной активности ЖКТ [15].

К выбору метода диагностики моторных нарушений ЖКТ необходимо подходить индивидуально. Несмотря на то, что двигательная активность ЖКТ изучается уже более века, выявление двигательных нарушений в клинической практике все еще представляет проблемы [15]. Выбор метода оценки моторики ЖКТ будет зависеть от возраста и развития пациента, например, если во время исследования пациент будет испытывать тревогу, то это может приводить к дискоординации моторики, в результате чего интерпретация полученных результатов будет затруднительна [16].

Моторика верхних отделов пищеварительного тракта может быть обследована с помощью эндоскопии, рентгенологического, радионуклидного исследования, электромиографии, магнитно-резонансной томографии, манометрии, рН-метрии, многоканальной внутрипросветной импедансометрии [15, 17, 18].

У детей наибольший интерес представляют неинвазивные методики оценки двигательной функции ЖКТ. Одним из таких доступных методов является периферическая электрогастроэнтерография (ПЭГЭГ) – это неинвазивный метод оценки миоэлектрической активности ЖКТ посредством электродов, расположенных на поверхности кожи [19].

Целью исследования было установить нормативные показатели моторно-эвакуаторной активности ЖКТ методом стандартной ПЭГЭГ на группе здоровых детей в возрасте 12–18 лет.

Материал и методы исследования

Проведено обследование школьников на базе школ САО г. Москвы в период с июня 2016 г. по декабрь 2016 г. Нами был обследован 51 здоровый ребенок (31 девочка и 20 мальчиков) старшего школьного периода, в возрасте от 12 до 16 лет (средний возраст составил 14±0,9 лет). Основным критерием включения в исследование было наличие I или II группы здоровья по результатам периодических медицинских осмотров. I группу здоровья имели 9 школьников, II группу здоровья – 42 школьника. Всем детям была проведена ПЭГЭГ по стандартной методике [19]. В медицинском кабинете, лежа, накладывались электроды на обезжиренную поверхность правого предплечья, и голени нижних конечностей. Первое исследование проводилось утром натощак на голодный желудок после 10–12 часового голода в течение 40 минут. Второе – после приема стандартного завтрака: 200 мл теплого чая, 10 г. глюкозы, 100 г. белого хлеба, длительностью 40 минут.

Во время исследования, обследуемые лежали спокойно.

Оценка электрической активности каждого из отделов проводилась на основании трёх показателей ПЭГЭГ:

Результаты исследования и их обсуждение

В результате проведенного исследования были получены следующие данные (табл. 1).

Таблица 1. Показатели электрогастроэнтерографии различных отделов ЖКТ у здоровых школьников 12–16 лет (N =51)

Отдел ЖКТ
Электрическая активность
(Pi/Ps) 
Коэффициент ритмичности
(K)
Коэффициент соотношения
(Pi/Pi+1)
Желудок
26,07±4,7
17,8±26,01
15,5±9,3
ДПК
2,9±1,3
4,3±7,5
0,6±0,13
Тощая кишка   
5,3±2,2
6,9±10,3
0,4±0,09
Подвздошная кишка
14,2±4,0
10,6±15,2
0,4±0,5
Толстая кишка
51,5±8,5
32,4±47,3
-

Результаты проведенного исследования демонстрируют, что наиболее достоверными для оценки моторно-эвакуаторной активности ЖКТ должны быть использованы Электрическая активность (Pi/Ps) и Коэффициент соотношения (Pi/Pi+1).

В настоящее время, для интерпретации показателей ПЭГЭГ используют нормативные показатели, установленные на группе здоровых взрослых добровольцев (N=112) (табл. 2) [19].

Таблица 2. Показатели электрогастроэнтерографии различных отделов ЖКТ у здоровых взрослых пациентов (N =112)
Отдел ЖКТ
Электрическая активность
(Pi/Ps) 
Коэффициент ритмичности
(K)
Коэффициент соотношения
(Pi/Pi+1)
Желудок
22,4±11,2
4,85±2,1
10,4±5,7
ДПК
2,1±1,2
0,9±0,5
0,6±0,3
Тощая кишка   
3,35±1,65
3,43±1,5
0,4±0,2
Подвздошная кишка
8,08±4,01
4,99±2,5
0,13±0,08
Толстая кишка
64,04±32,01
22,85±9,8
-

Заключение

Впервые в педиатрии были установлены нормативные показатели электрической активности ЖКТ.

Метод ПЭГЭГ активно внедряется в современную клиническую практику и является перспективным направлением, неинвазивность метода, высокая специфичность и чувствительность позволяет рекомендовать применение ПЭГЭГ для диагностики органических и функциональных заболеваний ЖКТ. Установление нормативных показателей электрической активности ЖКТ позволит использовать полученные данные в работе практического здравоохранения.

Литература

  1. Koloski N.A., Talley N.J., Boyce Ph.M. Epidemiology and health care seeking in the functional GI disorders: a population-based study. Am J Gastroenterol. – 2002. – № 97. – Р. 2290–2299.
  2. Peery A.F., Dellon E.S., Lund J. et al. Burden of Gastrointestinal Disease in the United States: 2012 Update. Gastroenterology. – 2012. – Vol. 143, № 5. – P. 1179–1187.
  3. Saps M., Nichols-Vinueza D.X., Rosen J.M., et al. Prevalence of functional gastrointestinal disorders in Colombian school children. J Pediatr. – 2014. – № 164. – Р. 542–545.
  4. Phatak U.P., Pashankar D.S. Prevalence of functional gastrointestinal disorders in obese and overweight children. Int J Obes. – 2014. – № 38. –Р. 1324–1327.
  5. Rasquin-Weber A., Hyman P.E., Cucchiara S. et al. Childhood functional gastrointestinal disorders. Gut. – 1999. – Vol. 45, № 2. – P. 60–68.
  6. Drossman D.A., Hasler W.L. Rome IV-Functional GI Disorders: Disorders of Gut-Brain Interaction. Gastroenterology. – 2016. – Vol.150, № 6. –Р. 1257–1261.
  7. Tack J., Talley N.J. Functional dyspepsia – symptoms, defi nitions and validity of the Rome III criteria. Nat Rev Gastroenterol Hepatol. – 2013. – № 10. –Р 134–141.
  8. Ganesh M., Nurko S. Functional dyspepsia in children. Pediatr Ann. – 2014. № 43. P. e101–e105.
  9. Romano C., Valenti S., Cardile S. et al. Functional dyspepsia: an enigma in a conundrum. J Pediatr Gastroenterol Nutr. –2016. – Vol. 63, № 6. – P. 579–584.
  10. Пиманов С.И. Римские IV рекомендации по диагностике и лечению функциональных гастроэнтерологических расстройств: Пособие для врачей / Пиманов С И., Силивончик Н.Н. – М., – 2016. –144 стр.
  11. Haug T. T., Wilhelmsen I., Berstad A. Life events and stress in patients with functional dyspepsia compared with patients with duodenal ulcer and healthy controls. Scand J Gastroenterol. – 1995. – № 30. – Р. 524–530.
  12. Hou X.H., Zhu L.R., Li Q.X. et al. Alterations in mast cells and 5-HT positive cells in gastric mucosa in functional dyspepsia patients with hypersensitivity. Neurogastroenterol Motil. – 2001. – № 13. – Р. 398–399.
  13. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Шептулин А.А. и соавт. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению функциональной диспепсии. Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол. – 2017. – Т. 27, № 1. – С. 50–61.
  14. Feinle-Bisset C., Vozzo R., Horowitz M. et al. Diet, food intake, and disturbed physiology in the pathogenesis of symptoms in functional dyspepsia. Am J Gastroenterol. – 2004. – № 99. – Р. 170–181.
  15. Wingate D., Hongo M., Kellow J. al. Disorders of gastrointestinal motility: towards a new classifi cation. J Gastroenterol Hepatol. –2002. – № 17 (Suppl). – Р. SI-S 14.
  16. Chumpitazi B., Nurko S. Pediatric gastrointestinal motility disorders: challenges and a clinical update. Gastroenterol Hepatol (N Y). – 2008. – № 4. – Р. 140–148.
  17. Odegaard S., Nesje L.B., Hoff D.A.L. et al. Morphology and motor function of the gastrointestinal tract examined with endosonography. World J Gastroenterol. – 2006. – № 12(18). Р. 2858–2863.
  18. Эрдес C.И., Полищук А.Р., Топольскова И.А. Многоканальная внутрипросветная импеданс-pH-метрия и ее возможности при ГЭРБ у детей. Альманах клинической медицины. – 2015. – № 42. С. 12–22.
  19. Ступин В.А., Смирнова Г.О., Баглаенко М.В. и соавт. Периферическая электрогастроэнтерография в диагностике нарушений моторно-эвакуаторной функции желудочно-кишечного тракта. Лечащий врач. –2005. – № 2. – С. 60–62.
Reference
  1. Koloski N.A., Talley N.J., Boyce Ph.M. Epidemiology and health care seeking in the functional GI disorders: a population-based study. Am J Gastroenterol, 2002, no 97, pp. 2290–2299.
  2. Peery A.F., Dellon E.S., Lund J. et al. Burden of Gastrointestinal Disease in the United States: 2012 Update. Gastroenterology. 2012, vol. 143, no 5, pp. 1179–1187.
  3. Saps M., Nichols-Vinueza D. X., Rosen J. M., et al. Prevalence of functional gastrointestinal disorders in Colombian school children. J Pediatr. 2014, no. 164, pp. 542–545.
  4. Phatak U.P., Pashankar D.S. Prevalence of functional gastrointestinal disorders in obese and overweight children. Int J Obes. 2014, no 38, pp. 1324–1327.
  5. Rasquin-Weber A., Hyman P.E., Cucchiara S. et al. Childhood functional gastrointestinal disorders. Gut. 1999, vol. 45, no 2, pp. 60–68.
  6. Drossman D.A., Hasler W.L. Rome IV-Functional GI Disorders: Disorders of Gut-Brain Interaction. Gastroenterology. 2016, vol.150, no. 6, pp. 1257–1261.
  7. Tack J., Talley N.J. Functional dyspepsia – symptoms, defi nitions and validity of the Rome III criteria. Nat Rev Gastroenterol Hepatol, 2013, vol. 10, pp. 134–141.
  8. Ganesh M., Nurko S. Functional dyspepsia in children. Pediatr Ann, 2014, vol. 43, pp. 101–105.
  9. Romano C., Valenti S., Cardile S. et al. Functional dyspepsia: an enigma in a conundrum. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2016. vol. 63, no.6, pp. 579–584.
  10. Pimanov S.I. Rimskie IV rekomendacii po diagnostike i lecheniju funkcional'nyh gastrojenterologicheskih rasstrojstv: Posobie dlja vrachej [Roman IV recommendations on the diagnosis and treatment of functional gastroenterological disorders: A Manual for Physician] / Pimanov S.I., Silivonchik N. N. Moscow, 2016, 144 p.
  11. Haug T.T., Wilhelmsen I., Berstad A. Life events and stress in patients with functional dyspepsia compared with patients with duodenal ulcer and healthy controls. Scand J Gastroenterol, 1995, no, 30, pp. 524–530.
  12. Hou X.H., Zhu L.R., Li Q.X. et al. Alterations in mast cells and 5-HT positive cells in gastric mucosa in functional dyspepsia patients with hypersensitivity. Neurogastroenterol Motil, 2005, Vol .13, pp. 398–399.
  13. Ivashkin V.T., Maev I.V., Sheptulin A.A. et al. Klinicheskie rekomendacii Rossijskoj gastrojenterologicheskoj associacii po diagnostike i lecheniju funkcional'noj dispepsii. [Clinical recommendations of the Russian gastroenterological association for the diagnosis and treatment of functional dyspepsia]. Ros zhurn gastrojenterol gepatol koloproktol, 2017, vol. 27, no. 1. pp. 50–61.
  14. Feinle-Bisset C., Vozzo R., Horowitz M. et al. Diet, food intake, and disturbed physiology in the pathogenesis of symptoms in functional dyspepsia. Am J Gastroenterol, 2004, no. 99, pp. 170–181.
  15. Wingate D., Hongo M., Kellow J. et al. Disorders of gastrointestinal motility: towards a new classifi cation. J Gastroenterol Hepatol, 2002, no. 17 (Suppl), pp. SI-S14.
  16. Chumpitazi B., Nurko S. Pediatric gastrointestinal motility disorders: challenges and a clinical update. Gastroenterol Hepatol (N Y), 2008, no 4, pp. 140–148.
  17. Odegaard S., Nesje L. B., Hoff D.A.L. et al. Morphology and motor function of the gastrointestinal tract examined with endosonography. World J Gastroenterol. – 2006, Vol. 12, no. 18, pp. 2858–2863.
  18. Erdes S.I., Polishchuk A.R., Topol'skova I.A. Mnogokanal'naja vnutriprosvetnaja impedans-pH-metrija i ee vozmozhnosti pri GERB u detej. [Multichannel intraluminal impedance-pH-metry and its possibilities in children with GERD]. Al'manah klinicheskoj mediciny, 2015, no 42, pp. 12–22.
  19. Stupin V.A., Smirnova G.O., Baglaenko M.V. i soavt. Perifericheskaja jelektrogastrojenterografi ja v diagnostike narushenij motorno-jevakuatornoj funkcii zheludochno-kishechnogo trakta [Peripheral electrogastroenterography in the diagnosis of motor-evacuation disorders of the gastrointestinal tract]. Lechashhij vrach. Moscow, 2005. no 2, pp. 60–62.



Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Яндекс.Метрика
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.