Леонова М.В. Генетический полиморфизм CYP2C19 – предиктор клинической эффективности ингибиторов протонной помпы // Лечебное дело. – 2015. №4. С. 30-39.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Леонова М.В.


Генетический полиморфизм CYP2C19 – предиктор клинической эффективности ингибиторов протонной помпы

М.В. Леонова

Кафедра клинической фармакологии Лечебного факультета ГБОУ ВПО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» МЗ РФ, Москва

Представлен обзор научных данных о влиянии генетического полиморфизма изофермента CYP2C19 на фармакокинетику, фармакодинамику, клиническую эффективность и безопасность ингибиторов протонной помпы. Наличие “медленных” аллелей CYP2C19*2 и CYP2C19*3 увеличивает максимальную концентрацию, площадь под кривой и 24-часовой уровень внутрижелудочного рН, обеспечивает необходимую антисекреторную эффективность в сравнении с быстрыми или промежуточными метаболизаторами. 

Ключевые слова: ингибиторы протонной помпы, генетический полиморфизм, изофермент CYP2C19, антисекреторный эффект. 

Контактная информация: Леонова Марина Васильевна, anti23(а)mail.ru 

CYP2C19 Polymorphism as a Predictor of Efficacy of Proton Pump Inhibitors

M.V. Leonova

The article discusses the effect of CYP2C19 polymorphism on pharmacokinetics, pharmacodynamics, clinical efficacy, and safety of proton pump inhibitors. CYP2C19*2 and CYP2C19*3 alleles increase Cmax, AUC, and 24-hour gastic pH and provide required antisecretory efficacy as compared with extensive and intermediate metabolizers.

Key words: proton pump inhibitors, CYP2C19 polymorphism, antisecretory effect.


Фармакологические эффекты большинства лекарственных средств (ЛС) зависят от целого ряда фармакокинетических процессов в организме, которые влияют на количество активного вещества, достигающего органов и тканей для реализации фармакодинамических эффектов. Метаболизм играет важную роль в фармакокинетике ЛС. Большой вклад в метаболизм ЛС вносит цитохромная система печени (Р450), представленная большим количеством изоферментов, но более 75% ЛС метаболизируется с участием CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6 и CYP3А4. Активность ферментов печени, участвующих в метаболизме ЛС, подвержена индукции или ингибированию, в том числе различными препаратами, что является причиной лекарственных взаимодействий. Кроме того, в последнее 10-летие установлена роль генетического полиморфизма в изменении активности метаболизирующих ферментов печени, что создает новые проблемы в отношении эффективного и безопасного применения ЛС.

Генетический полиморфизм CYP2C19

Изофермент CYP2C19 участвует в метаболизме примерно 10% наиболее часто используемых ЛС, среди которых ингибиторы протонной помпы (ИПП), трициклические антидепрессанты и нейролептики, некоторые барбитураты, вальпроевая кислота, клопидогрел и тиклопидин, вориконазол и др.

В зависимости от наличия разных аллелей генов изофермента CYP2C19 выделяют несколько фенотипов пациентов: быстрые метаболизаторы – носители диких аллелей (генотип *1/*1), у которых имеет место нормальная скорость метаболизма ЛС. Наиболее частыми дефектными вариантными аллелями являются CYP2C19*2 и CYP2C19*3 (“медленные” аллели). Их наличие характеризуется изменением активности изофермента и снижением метаболизма ЛС: носители одного вариантного аллеля (генотипы *1/*2 или *1/*3) – промежуточные метаболизаторы, у которых имеет место замедленная скорость метаболизма; носители двух вариантных аллелей – медленные метаболизаторы (генотипы *2/*2, *2/*3, *3/*3), у которых скорость метаболизма ЛС значительно снижена [1].

Генетический полиморфизм CYP2C19 имеет выраженные межиндивидуальные и межэтнические различия. Этнические различия в частоте встречаемости генетического полиморфизма хорошо известны: “медленный” аллель *2 встречается у европейцев и азиатов, тогда как “медленный” аллель *3 – преимущественно у азиа тов (табл. 1). Так, у европейцев частота встречаемости медленных метаболизаторов составляет 2–5%, у азиатов – 13–23%, в Японии и на Филиппинах – 15 и 23% соответственно (см. табл. 1) [2, 3]. В разных популяциях населения Российской Федерации частота встречаемости CYP2C19*2 значительно варьирует: среди русских она оказалась близкой к средним значениям у европеоидов (15%), среди представителей монголоидной расы достигала 25% (наибольшая среди калмыков); носительство CYP2C19*3 чаще всего встречалось среди татар [4].

Значимость генетического полиморфизма определяют при уровне встречаемости вариантных аллелей более 1% в популяции [5].
Таблица 1. Частота встречаемости (в %) генотипов CYP2С19 в разных популяциях
Генотипы CYP2С19
Азиаты
Европейцы
Быстрые метаболизаторы (генотип *1/*1)
30–40
70
Промежуточные метаболизаторы (генотипы *1/*2, *1/*3)
45–55
25–27
Медленные метаболизаторы (генотипы *2/*2, *2/*3, *3/*3)
13–23
2–5
    
Фармакокинетика и фармакодинамика ИПП

Все ИПП являются пролекарствами, для активации которых важна скорость ионизации при кислом значении рН и скорость метаболизма в печени. Препараты различаются по скорости диссоциации (рКа) в кислой среде внутри париетальных клеток слизистой оболочки желудка.

В париетальных клетках рН составляет 1–3 в зависимости от степени активации и возраста клеток, в которых происходит внутриклеточная активация ИПП и их превращение в сульфонамиды. Именно сульфонамиды взаимодействуют и необратимо блокируют K+/H+-АТФазу, участвующую в синтезе соляной кислоты в париетальных клетках. Чем выше значение рКа, тем больше скорость внутриклеточной активации препаратов: наименьшее значение рКа имеет пантопразол, наибольшее – рабепразол [6]. В результате ИПП различаются по скорости начала антисекреторного действия, уровню 24-часового внутрижелудочного рН и времени удержания рН >4 (табл. 2) [7]. По результатам метаанализа 57 исследований, в которых изучалось влияние разных ИПП на 24-часовой внутрижелудочный уровень рН, было установлено, что если действие омепразола принять за 1, то выраженность действия пантопразола, лансопразола, эзомепразола и рабепразола составляет 0,23; 0,90; 1,60 и 1,82 соответственно [8].

Кроме того, рабепразол, лансопразол и пантопразол имеют линейную фармакокинетику в отличие от омепразола и эзомепразола, у которых кинетика нелинейная и концентрация нарастает к 5-му дню применения. В результате необходимая выраженность антисекреторного действия омепразола и эзомепразола достигается не с 1-го дня применения [9]. Указанные различия между ИПП имеют важное клиническое значение при использовании в составе эрадикационной терапии пептических язв и лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ).
Таблица 2. Сравнение фармакодинамических эффектов ИПП
Показатель
Рабепразол
Омепразол/эзомепразол
Лансопразол
Пантопразол
рКа
4,9

4,1

4,0 4,0
Максимум ингибирования протонного насоса in vitro, мин
8       20 20 >30
Время начала антисекреторного действия, ч
1,75

1,50

1,0 1,75
24-часовой внутрижелудочный уровень рН в 1-й день
3,4* (20)
1,9 (20)
2,9 (30)
2,2 (40)
Время удержания рН >4 в желудке в 1-й день, ч
8,0
2,9–3,0
7,4 4,9

Примечание. В скобках – разовая доза препарата (в мг). Здесь и в табл. 6 и 7: * – различия с другими препаратами статистически значимы

Ингибиторы протонной помпы быстро метаболизируются в организме (их период полувыведения (T1/2) составляет приблизительно 1–2 ч), поэтому метаболизм оказывает решающее влияние на фармакокинетику ИПП. Определенные различия между ИПП наблюдаются в путях метаболизма, в частности, они касаются вклада разных изоферментов системы цитохрома Р450 – CYP3А4 и CYP2C19. С помощью CYP3A4 ИПП превращаются в сульфоны. Но наибольшее значение в метаболизме препаратов имеет изофермент CYP2C19, под воздействием которого образуются неактивные метаболиты и который определяет основные фармакокинетические показатели – максимальную концентрацию (Cmax), площадь под кривой (AUC), клиренс. В метаболизме ИПП первого поколения (омепразол, лансопразол и пантопразол) оба фермента играют большую роль, тогда как для рабепразола и эзомепразола роль CYP2C19 менее значима (рис. 1) [2, 10].

Так, эзомепразол, хотя и является изомером омепразола, в меньшей степени зависим от CYP2C19 (примерно 1/3) и метаболизируется главным образом с помощью CYP3А4. Для рабепразола свойствен неэнзиматический путь метаболизма с образованием тиоэфира (сульфида) [11].

Рис. 1. Метаболизм ИПП

Генетический полиморфизм CYP2C19 оказывает значимое влияние на параметры фармакокинетики ИПП, особенно на показатель AUC (табл. 3) [12]. У медленных метаболизаторов AUCИПП в 3–10 раз выше, а у промежуточных – в 2–3 раза выше в сравнении с быстрыми [13]. Установлено, что у медленных и быстрых метаболизаторов величина AUC наиболее значимо различается для препаратов первого поколения – омепразола, пантопразола, лансопразола (в 6,3; 6,0 и 4,3 раза соответственно), тогда как для препарата второго поколения рабепразола – только в 1,9 раза, что объясняется меньшим вкладом CYP2C19 в его метаболизм [2].
Таблица 3. Показатели фармакокинетики ИПП при разных генотипах CYP2C19
Препарат  Метаболизаторы
быстрые
промежуточные  медленные 
Рабепразол
Cmax, мг/л
449,0
492,6
388,0
Т1/2, ч
1,13
1,39
1,54
AUC, мг/л ч
1048,0
1114,0
1240,0
Омепразол
Cmax, мг/л
251,1
623,1
1070,2
Т1/2, ч
1,09 
1,18*
2,41*
AUC, мг/л ч
618,3  1061,8*
4587,1*
Лансопразол
Cmax, мг/л
849,3
955,4
1550,1
Т1/2, ч
2,01
2,47
3,77*
AUC, мг/л ч  
2549,3  3484,2*
9379,7*

* р < 0,05 в сравнении с быстрыми метаболизаторами

Выявленные фармакокинетические различия ИПП первого поколения, связанные с генетическим полиморфизмом CYP2C19, отражаются на их антисекреторной активности: у медленных метаболизаторов сохраняется высокая активность после 12 ч и более высокий 24-часовой уровень внутрижелудочного рН отмечается в ночное время (рис. 2, 3) [14].

Рис. 2. Динамика уровня внутрижелудочного рН в течение суток после приема стандартной дозы ИПП у пациентов с разными генотипами CYP2C19

Рис. 3. Средние значения 24-часового уровня внутрижелудочного рН после приема стандартной дозы ИПП у пациентов с разными генотипами CYP2C19. * p < 0,05

24-часовой уровень внутрижелудочного рН зависит от режима применения ИПП. Однократный прием ИПП у быстрых и промежуточных метаболизаторов по CYP2C19 не позволяет длительно поддерживать плазменную концентрацию выше терапевтического значения, быстрая элиминация препаратов уже через 3 ч приводит к ее снижению. При 2- или 4-кратном приеме средней суточной дозы ИПП плазменная концентрация удерживается в течение 24 ч, что пролонгирует период инактивации K+/H+-АТФазы и способствует достижению необходимого уровня подавления секреции (рН >4) в течение 24 ч, включая ночной период (рис. 4) [10].

Рис. 4. Схема фармакокинетики ИПП при разной кратности приема суточной дозы препаратов: а – 1 раз в сутки (Cmax высокая, период терапевтической концентрации (ПТК) короткий); б – 2 раза в сутки (Cmax средняя, ПТК средний); в – 4 раза в сутки (Cmax низкая, ПТК длительный)

В сравнительном исследовании влияния генетического полиморфизма CYP2C19 на уровень рН при двукратном приеме разных ИПП значимые различия наблюдались преимущественно для препаратов первого поколения и в меньшей степени для рабпразола (табл. 4) [15].
Таблица 4. Средние значения 24-часового уровня внутрижелудочного рН при приеме ИПП 2 раза в сутки у пациентов с разными генотипами CYP2C19
Препарат   Метаболизаторы
быстрые
промежуточные
медленные
Омепразол 20 мг  
5,0
5,7*
6,6*
Эзомепразол 20 мг
5,4
5,6*
6,2*
Лансопразол 30 мг
4,7
5,4*
6,4*
Рабепразол 10 мг  
4,8
5,3
6,4*

* р < 0,05 при сравнении медленных и быстрых метаболизаторов, промежуточных и медленных метаболизаторов

При 4-кратном приеме ИПП различия в уровне внутрижелудочного рН, связанные с генотипом CYP2C19, уменьшаются для препаратов как первого, так и второго поколения. При изучении внутрижелудочного рН на фоне разных режимов приема рабепразола оказалось, что средний уровень внутрижелудочного рН был выше 4 вне зависимости от генетического полиморфизма CYP2C19 [10]. Аналогичные данные получены и для эзомепразола.

Кроме “медленных” аллелей CYP2C19 недавно был описан еще один вариантный аллель *17, характеризующий ультрабыстрый метаболизм [16]. Частота его встречаемости достигает 25% среди европейцев и только 1–1,3% среди азиатов. Присутствие этого аллеля уменьшает AUCИПП на 35–40% и снижает антисекреторную эффективность ИПП [16, 17].

Таким образом, генетический полиморфизм изофермента CYP2C19 оказывает влияние на фармакокинетику и фармакодинамику ИПП, что изменяет клиническую эффективность применения ИПП при различных заболеваниях желудочно-кишечного тракта.

Генетический полиморфизм CYP2C19 и клиническая эффективность ИПП

Ингибиторы протонной помпы в настоящее время являются наиболее эффективным классом антисекреторных препаратов и широко применяются в лечении неязвенной диспепсии, рефлюкс-эзофагита, ГЭРБ, язвенной болезни, инфекции H. pylori, а также поражений желудка, ассоциированных с применением нестероидных противовоспалительных препаратов. Несмотря на общий механизм действия и фармакологические эффекты препаратов этого класса, в клинической практике наблюдается межиндивидуальная вариабельность влияния на продукцию кислоты, зависящая от фармакокинетических и фармакогенетических факторов. Нередко отмечается снижение клинической эффективности лечения кислотно-зависимых заболеваний и эрадикационной терапии в отношении H. pylori. Так, в последнее время частота отсутствия эрадикации H. pylori на фоне применения комбинированной терапии возросла до 30%, что связывают не только с увеличением резистентности к антибактериальным препаратам, но и с ролью генетического полиморфизма CYP2C19 в эффективности ИПП [2, 18–20].

Значение ИПП в эрадикационной терапии многообразно:
  1. на фоне приема ИПП повышается устойчивость рН-лабильных антибактериальных препаратов в кислой среде желудка;
  2. ИПП оказывают влияние на транспорт антибиотиков из плазмы крови в желудочный секрет;
  3. ИПП обладают собственной антимикробной активностью против H. pylori (в частности, рабепразол и лансопразол) [18].
Для обеспечения этих задач при проведении эрадикационной терапии ИПП должны удерживать уровень внутрижелудочного рН >4 и <6 в течение 24 ч и только 10% времени рН может быть <4. Однако примерно у 10–20% пациентов отсутствует ответ на терапию ИПП, что снижает эффективность лечения.

При изучении влияния генетического полиморфизма CYP2C19 на эффективность эрадикационной терапии кислотнозависимых заболеваний, ассоциированных с H. pylori, выявлено, что у медленных метаболизаторов ИПП частота эрадикации повышается на 15–20% в сравнении с быстрыми метаболизаторами [13].

Частота эрадикации H. pylori при использовании тройной комбинации ИПП + амоксициллин + кларитромицин у быстрых, промежуточных и медленных метаболизаторов составляет 72,7; 92,1 и 97,8% соответственно [21]. Частота неудач эрадикации у быстрых метаболизаторов достигает 58%, тогда как у медленных метаболизаторов составляет только 2%.

В ряде исследований по изучению эффективности двойной комбинации ИПП + амоксициллин частота эрадикации у медленных метаболизаторов достигала100% [22, 23].

В нескольких метаанализах рандомизированных клинических исследований было установлено, что частота достижения эрадикации H. pylori достоверно различается при разном генетическом полиморфизме CYP2C19. Так, относительный риск (ОР) эрадикации почти в 3 раза выше у медленных метаболизаторов и в 2 раза выше у промежуточных метаболизаторов в сравнении с быстрыми (табл. 5) [25, 26].
Таблица 5. Частота эрадикации H. pylori в зависимости от генетического полиморфизма CYP2С19 (метаанализы)
Полиморфизм CYP2С19
Относительный риск
16 КИ [24]
12 КИ [25]
Медленные и быстрые метаболизаторы 
2,70*
2,79*
Промежуточные и быстрые метаболизаторы
1,90*
2,00*
Медленные и промежуточные метаболизаторы
1,36
1,73*

* Различия достоверны

Примечание. Здесь и в табл. 6 и 7: ОР >1 указывает на преимущество медленных и промежуточных метаболизаторов
Обозначения здесь и в табл. 6: КИ – клинические исследования

Наибольшие различия в частоте достижения эрадикации H. pylori у медленных и быстрых метаболизаторов выявлены для препаратов первого поколения в отличие от препаратов второго поколения. Так, в упомянутых метаанализах при расчете ОР достижения эрадикации для разных препаратов ИПП было установлено, что достоверные различия между медленными и быстрыми метаболизаторами наблюдаются для омепразола и лансопразола, но не для рабепразола (табл. 6) [24, 25].
Таблица 6. Частота достижения эрадикации H. pylori для разных ИПП в зависимости от генетического полиморфизма CYP2С19 (метаанализы)
Схема лечения
Относительный риск 
(медленные метаболизаторы vs быстрых метаболизаторов)
16 КИ [24]
12 КИ [25]
Омепразол + 
+ амоксициллин + 
+ кларитромицин
4,03*
4,28* 
Лансопразол + 
+ амоксициллин + 
+ кларитромицин
1,80
3,06*
Рабепразол + 
+ амоксициллин + 
+ кларитромицин
1,04
1,35

В метаанализе A.G. McNicholl et al., включавшем большое число рандомизированных клинических исследований (n = 5998), было выявлено, что ОР достижения эрадикации у медленных метаболизаторов на 76% выше, чем у быстрых метаболизаторов, для препаратов первого поколения (р < 0,05), тогда как для препаратов второго поколения эти различия не имели статистической значимости (табл. 7). При сравнении частоты достижения эрадикации в подгруппе медленных метаболизаторов достоверных различий между препаратами первого и второго поколения не обнаружено (ОР 0,91), а в подгруппе быстрых метаболизаторов частота эрадикации была выше при лечении препаратами второго поколения (84,3 vs 79%; ОР 1,37; р = 0,03) [26].
Таблица 7. Сравнение ОР достижения эрадикации H. pylori в зависимости от генетического полиморфизма CYP2C19 для ИПП первого и второго поколения
Полиморфизм CYP2С19
Относительный риск
ИПП первого поколения
(омепразол, лансопразол, пантопразол)
ИПП второго поколения
(рабепразол, эзомепразол)
Медленные метаболизаторы vs быстрых метаболизаторов
1,76*
1,19

В случаях неудачи эрадикационной терапии использование персонализированного подхода к назначению разных режимов дозирования ИПП на основе генетического полиморфизма CYP2C19 позволяет существенно повысить эффективность лечения. Так, применение 3- и 4-кратного режима дозирования ИПП в схемах эрадикационной терапии обеспечивает высокую частоту эрадикации – 90–100% [14]. В крупном исследовании, проведенном в Японии, у 551 пациента сравнивали эффективность эрадикации без фармакогенетического тестирования и с учетом результатов по определению генотипа. В первом случае применяли схемы тройной комбинации на основе лансопразола 30 мг 2 раза в сутки, во втором – для быстрых метаболизаторов или при неуспехе эрадикации применяли схему с рабепразолом 10 мг 2 раза в сутки [27]. Эффективность эрадикации при использовании тройной комбинации на основе лансопразола без учета генотипа составила 80%, с учетом результатов генотипирования – 88,7% (р = 0,078), причем у быстрых метаболизаторов частота эрадикации достигла 100%, а после неуспеха – 96,3%. В другом исследовании у 300 пациентов эффективность эрадикации с использованием стандартной схемы на основе лансопразола составила 70%, а при применении терапии на основе рабепразола 10 мг 4 раза в сутки при неуспехе лечения наблюдался достоверно более высокий результат – 96% (p < 0,001) [28]. Частота эрадикации с учетом генотипа при использовании лансопразола у быстрых, промежуточных и медленных метаболизаторов составила 75,7; 81,7 и 87,0% соответственно, а при использовании рабепразола – 94,3; 98,3 и 100% соответственно. Затраты на лечение при проведении стандартной терапии и при генетически обусловленном выборе терапии оказались сопоставимыми [28].

Оба исследования продемонстрировали преимущества рабепразола в эрадикации H. pylori вне зависимости от генетического полиморфизма CYP2C19.

Достижение антисекреторного эффекта является ключевым моментом в лечении ГЭРБ. Лечебный эффект достигается при поддержании 24-часового уровня рН>4; ночной кислотный прорыв (снижение рН<4 в течение 1 ч в ночное время) является одной из причин снижения эффективности ИПП в лечении ГЭРБ. Кроме того, примерно 20% пациентов резистентны к ИПП, что может быть связано с генетическим полиморфизмом CYP2C19. Частота эпизодов ночного кислотного прорыва является более высокой у быстрых метаболизаторов, чем у медленных [29, 30].

В разных популяциях пациентов влияние генетического полиморфизма CYP2C19 на купирование симптомов рефлюкс-эзофагита и частоту заживления эрозий пищевода при приеме ИПП неоднозначно. При однократном приеме ИПП частота заживления при ГЭРБ I–II стадии наименьшая у быстрых метаболизаторов и наибольшая – у медленных метаболизаторов; эти различия являются еще более выраженными при ГЭРБ III–IV стадии с эрозивным поражением слизистой пищевода [10]. На фоне применения лансопразола частота заживления при ГЭРБ была достоверно меньше у быстрых метаболизаторов, чем у медленных (45,8 и 84,6% соответственно), тогда как для рабепразола эффективность лечения ГЭРБ не различалась в зависимости от генотипа CYP2C19 [31, 32].

Генетический полиморфизм CYP2C19 и безопасность ИПП

Ввиду выраженного антисекреторного действия ИПП основным побочным эффектом препаратов является гипергастринемия, развивающаяся в результате механизма обратной связи и активации G-клеток. Чрезмерная гипергастринемия при длительном применении ИПП способствует гиперплазии гастринпродуцирующих и энтерохромаффиноподобных клеток и атрофии желез желудка с развитием атрофического гастрита. В экспериментальных исследованиях результатом гипергастринемии было развитие карциномы эндокринных или неэндокринных клеток желудка, однако в клинических исследованиях подтверждение этому не получено [33]. Гиперплазия гастринпродуцирующих и энтерохромаффиноподобных клеток и атрофия желез желудка были описаны у промежуточных и медленных метаболизаторов [29].

Ожидаемо, что у медленных метаболизаторов в результате более высоких значений AUC и антисекреторной активности ИПП уровень гастрина также будет возрастать почти вдвое (табл. 8) [13].
Таблица 8. Влияние ИПП на уровень гастрина при разных генотипах CYP2C19
Препарат
Доза, мг  Длительность терапии, дни
Отношение AUC (индуцированный ИПП/базальный)
быстрые метаболизаторы
промежуточные метаболизаторы
медленные метаболизаторы
Омепразол
20 8 1,1–1,2 
2,2–2,6
1,9–2,2
Лансопразол
30 5 1,6 2,6 3,1
Рабепразол
10 8 1,6 2,6 2,9

Кроме того, в небольшом исследовании у 20 здоровых добровольцев азиатской популяции определяли AUC, уровень внутрижелудочного рН и уровень гастрина после 8 дней применения рабепразола в дозе 20 мг/сут. Генотипы CYP2C19 были распределены равномерно: быстрые метаболизаторы – 7 человек, промежуточные – 6, медленные – 7. Соотношение величин AUC для рабепразола на 8-й день составило 1,0; 1,1 и 1,7 соответственно; уровень рН статистически не различался между генотипами, а соотношение величин AUC для гастрина составило 1,0; 1,5 и 1,6 соответственно, без статистических различий по генотипам [34].

Заключение

В настоящее время особый интерес вызывает влияние генетического полиморфизма на эффективность ИПП. Определение генотипа CYP2C19 помогает в выборе оптимального режима дозирования ИПП.

Так, для преодоления проблем, связанных с генетическим полиморфизмом CYP2C19, рекомендуется применение большей кратности или больших доз ИПП [29, 35]. При отсутствии эрадикации H. pylori оптимальным режимом дозирования ИПП у медленных метаболизаторов может быть однократный прием, у промежуточных метаболизаторов – двукратный прием, у быстрых метаболизаторов – 4-кратный прием [10]. Терапия ИПП, основанная на результатах генетического тестирования, позволяет повысить эффективность эрадикации H. pylori [36]. Вместе с тем рабепразол, имея фармакокинетические отличия от других ИПП и меньшую зависимость от метаболизма с помощью CYP2C19, обладает клиническими преимуществами в условиях наличия резистентности к антибиотикам и генетического полиморфизма CYP2C19. Так, применение рабепразола в случаях неуспеха эрадикации H. pylori позволяет повысить эффективность на 8–12% даже в отсутствие генетического тестирования [18].



Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Индекс цитирования
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.