Балукова Е.В. Возможности препаратов висмута в лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни // Терапия. – 2017. - №7 (17). С. 102-108.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Балукова Е.В.


Возможности препаратов висмута в лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни

Е.В. Балукова

ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. И.П. Павлова», кафедра внутренних болезней стоматологического факультета, г. Санкт-Петербург

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) – одно из самых распространенных хронических заболеваний органов пищеварения. Своевременная диагностика и систематическое лечение ГЭРБ позволяют предупредить прогрессирование заболевания и развитие опасных для жизни осложнений. Лечение ГЭРБ должно включать комбинированную терапию, основу которой составляют ингибиторы протонной помпы, антациды/альгинаты и прокинетики. Вместе с тем многокомпонентный механизм действия препаратов висмута обеспечивает защиту слизистой оболочки от воздействия различных повреждающих факторов, а антихеликобактерная активность позволяет преодолевать устойчивость Helicobacter pylori к антибиотикам, повышая эффективность фармакотерапии.

Ключевые слова: гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, эрадикационная терапия, висмут трикалия дицитрат.

Автор заявляет об отсутствии возможных конфликтов интересов.

Для цитирования: Балукова Е.В. Возможности препаратов висмута в лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Терапия. 2017;7(17):102–108

Сведения об авторе:

Екатерина Владимировна Балукова, к.м.н., доцент кафедры внутренних болезней стоматологического факультета ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. И.П. Павлова».Тел.: (921) 754-51-37. Е-mail: balukova(а)yandex.ru

Opportunies of bismuth-based medicinal products for gastroesophageal reflux disease treatment

E.V. Balukova

The first St. Peterburg I.P. Pavlov state medical university, the Department of internal medicine of stomatological faculty, St.Petersburg

Gastroesophageal reflux disease is one of the most common chronic pathology of digestive system. Modern diagnostical methods and timely treatment let to prevent the progression of the disease and development of its life-dangerous complications. Gastroesophageal reflux disease treatment should include combined therapy based on proton pump inhibitors, antacids/alginates and prokinetics. At the same time, multicomponent mechanism of bismuth medicaments’ action provides the defence of mucosal tunica from different harmful damaging factors, and their antihelicobacter activity lets to overcome Helicobacter pylori’s resistance to antibiotics increasing the efficacy of pharmacotherapy.

Key words: gastroesophageal reflux disease, eradicative therapy, bismuthate tripotassium dicitrate.

Author claims conserning the abscence of possible conflicts of interests.

For citation: Balukova E.V. Opportunities of bismuth-based medicaments for gastroesophageal reflux disease treatment. Therapy. 2017;7(17): 102–108

About the author:

Ekaterina V. Balukova, PhD, associate professor of the Department of internal medicine of stomatological faculty of the First St. Petersburg I.P.

Pavlov state medical university. Tel.: +79217545137. Е-mail: balukova(а)yandex.ru


Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) – высоко распространенное в популяции заболевание, привлекающее в последнее время внимание ученых и практикующих врачей многих стран мира, что связано с ростом частоты выявления данной патологии и разнообразием ее клинических проявлений. Актуальность проблемы ГЭРБ обусловлена также тем, что она приводит к значительному снижению качества жизни больного, особенно при ночной симптоматике, сопряжена с развитием внепищеводной симптоматики (боли в грудной клетке, упорный кашель) и риском таких осложнений, как кровотечение из язв и эрозий, формирование пептических стриктур и, что вызывает наибольшую настороженность, аденокарциномы пищевода на фоне пищевода Барретта.

По распространенности ГЭРБ выходит на лидирующие позиции среди других гастроэнтерологических заболеваний. В России распространенность ГЭРБ составляет от 11,6 до 23,6% [1]. В США и Бельгии только эндоскопически позитивная ГЭРБ выявляется у 21–27% популяции, в Японии – у 16,5%, а в ряде стран Азии – у 3–6% [2, 3].

Истинный уровень заболеваемости, очевидно, превышает статистические данные, что обусловлено высокой вариабельностью симптоматики и низкой обращаемостью пациентов за медицинской помощью. В некоторых регионах России основной симптом ГЭРБ – изжогу, по данным выборочных исследований, периодически испытывают до 48,5% мужчин и 51,4% женщин [4]. По результатам исследования МЭГРЕ (2006), изжогу и/или регургитацию 1 раз в неделю и чаще в течение последних 12 мес испытывали 13% населения [5]. Частота же более редкой изжоги значительно выше и составляет в Санкт-Петербурге 33,3%, Красноярске – 39,4%, Кемерово – 32,2%, Рязани – 39,7% [1]. При этом к врачу обращается только 1/3 пациентов. ГЭРБ – хроническое рецидивирующее заболевание, обусловленное нарушением моторно-эвакуаторной функции органов гастроэзофагеальной зоны и характеризующееся спонтанным или регулярно повторяющимся забрасыванием в пищевод желудочного или дуоденального содержимого, функциональными нарушениями и/или дистрофическими изменениями неороговевающего многослойного плоского эпителия, простым (катаральным), эрозивным или язвенным эзофагитом (рефлюкс-эзофагит), а у части больных – развитием со временем цилиндро-клеточной (железистой) метаплазии (пищевод Барретта) [6].

Клинически типичный рефлюксный синдром включает такие симптомы, как изжога, отрыжка, срыгивание, дисфагия (нарушение прохождения пищи по пищеводу, которое пациенты ощущают как затруднение при глотании, локализованное ретростернально или у мечевидного отростка), одинофагия (боль при прохождении пищи по пищеводу во время ее проглатывания). При этом самым частым клиническим симптомом ГЭРБ является изжога. Она встречается более чем у трети больных и усиливается при погрешностях в диете, приеме алкоголя, газированных напитков, физическом напряжении, наклонах туловища и в горизонтальном положении.

Диагностика ранних стадий ГЭРБ

Диагностика ранних стадий ГЭРБ основана на первичной обращаемости и анализе клинической картины заболевания. Однако при рефрактерном течении ГЭРБ (отсутствии убедительной клинической и эндоскопической ремиссии в течение 4–8 нед проведения терапии стандартной дозой ингибитора протонной помпы – ИПП), а также наличии осложнений заболевания (стриктуры, пищевод Барретта) необходимо проведение обследования в условиях специализированного стационара, где больным должны быть выполнены:
  1. Эзофагогастродуоденоскопия с биопсией пищевода и гистологическим исследованием биоптатов для исключения пищевода Барретта, аденокарциномы, эозинофильного эзофагита. Эндоскопическое исследование является одним из основных методов диагностики ГЭРБ, так как позволяет определить уровень расположения Z-линии и состояние слизистой оболочки пищеводно-желудочного перехода, использовать уточняющие методики (хромоскопия, флюоресцентная и ZOOM-эндоскопия, режим NBI).
  2. Внутрипищеводная суточная рН-метрия или рН-импедансометрия. До недавнего времени «золотым стандартом» диагностики рефлюксов считалось 24-часовое мониторирование рН в просвете пищевода. Все рефлюксные эпизоды в диапазоне от 7 до 4 не рассматривались как патологические и не использовались для характеристики кислотной экспозиции в пищеводе больных ГЭРБ. С внедрением рН-импедансометрии стала возможной регистрация всех эпизодов рефлюксов независимо от характера рефлюктата (газ, жидкость, смешанный рефлюктат) и его рН, что позволило различать кислотные (рН<4), слабокислотные (рН 4–7) и слабощелочные (рН >7) рефлюксы.
  3. Пищеводная манометрия высокого разрешения.
  4. Рентгенологическое исследование пищевода и желудка.
  5. Комплексное ультразвуковое исследование внутренних органов.
  6. Регистрация электрокардиограммы и другие специальные методы.
  7. Консультации кардиолога, пульмонолога, оториноларинголога с целью дифференциальной диагностики внепищеводных проявлений ГЭРБ.
Определенные трудности возникают при лечении больных ГЭРБ. Если средние сроки заживления язв двенадцатиперстной кишки (ДПК) составляют 3–4 нед, язв желудка – 4–6 нед, то сроки заживления эрозий пищевода у многих больных могут достигать 8–12 нед. При этом у части больных наблюдаются рефрактерность к приему антисекреторных средств, низкая приверженность лечению.

Прекращение приема лекарственных препаратов сопровождается быстрым развитием рецидива заболевания, который, в свою очередь, является главным фактором риска развития пищевода Барретта – предраковой патологии пищевода.

Лечение ГЭРБ

Лечение пациентов с ГЭРБ должно быть индивидуализировано и ориентировано в соответствии с клиническими проявлениями заболевания и интенсивностью симптомов, направлено на уменьшение рефлюкса, снижение повреждающих свойств рефлюктата, улучшение пищеводного клиренса и защиту слизистой оболочки пищевода. Основными целями терапии являются купирование и контроль симптомов, улучшение самочувствия и качества жизни, лечение и предотвращение осложнений.

Согласно российским и международным рекомендациям по ведению пациентов с ГЭРБ, модификацию образа жизни следует считать обязательной предпосылкой эффективного антирефлюксного лечения. Она включает снижение веса у пациентов с избыточной массой тела/ожирением, прекращение приема пищи за 2–3 ч до сна, сон с приподнятым изголовьем кровати (15 см) и уменьшение потребления продуктов, провоцирующих развитие рефлюкс-симптомов (томаты, кислые фруктовые соки, газированные напитки, шоколад, кофе, чеснок, лук, перец, алкогольные напитки) [6].

Медикаментозная терапия

Эффективная медикаментозная терапия включает назначение антацидов, альгинатов, адсорбентов, прокинетиков, ИПП, а при выявлении инфекции Helicobacter pylori – проведение эрадикационной терапии.

На сегодняшний день антисекреторная терапия с применением ИПП является «золотым стандартом» лечения ГЭРБ [7]. ИПП в большинстве случаев оказываются высокоэффективными в купировании симптоматики заболевания, заживлении эрозивных повреждений пищевода и предотвращении осложнений. Однако около 20–30% пациентов, в первую очередь с неэрозивной рефлюксной болезнью (НЭРБ) и/или внепищеводными проявлениями, характеризуются низким ответом на терапию ИПП [8, 9]. Рефрактерными к терапии ИПП считаются пациенты с отсутствием полного заживления слизистой оболочки пищевода и/ или удовлетворительного купирования симптомов после проведения полного курса лечения стандартной (1 раз в сутки) дозой ИПП [7]. Порядка 40–50% больных не отвечают на стандартную дозу ИПП, применяемую в течение 4–8 нед [10].

Неэффективность терапии ИПП объясняется влиянием множества факторов, среди которых необходимо выделить недостаточное подавление кислотопродукции, связанное с особенностями фармакокинетики ИПП, низкую приверженность пациента лечению, а также особенности патофизиологии ГЭРБ [11]. Так, с патофизиологической точки зрения ГЭРБ рассматривается как кислотозависимое заболевание, развивающееся на фоне первичного нарушения двигательной функции верхних отделов пищеварительного тракта. В основе патогенеза ГЭРБ лежит гастроэзофагеальный рефлюкс (ГЭР), возникновение которого обусловлено рядом механизмов:
  • снижением давления и транзиторным расслаблением нижнего пищеводного сфинктера;
  • снижением пищеводного клиренса – объемного (нарушение вторичной перистальтики пищевода, обеспечивающей освобождение пищевода от рефлюктата) и химического (снижение выработки слюны и содержания бикарбонатов, присутствующих в слюне и пищеводном секрете);
  • уменьшением резистентности слизистой оболочки пищевода (разрушение слизистого барьера пепсином, желчными кислотами, снижение внутриклеточного рН, ухудшение пищеводного кровотока);
  • нарушением моторно-эвакуационной функции желудка и ДПК (по типу псевдостеноза выходного отдела желудка, хронической дуоденальной непроходимости с гиперкинезией ДПК, гипокинезии ДПК и желудка);
  • повышением внутрибрюшного давления;
  • грыжей пищеводного отверстия диафрагмы.
Определяющую роль в развитии и прогрессировании ГЭРБ играет состав рефлюктата. Кислое содержимое желудка вызывает менее выраженные воспалительно-деструктивные изменения слизистой оболочки нижней трети пищевода по сравнению с желчным, имеющим щелочные значения рН. Кроме того, присутствие в рефлюктате желчи повышает риск развития пищевода Барретта и рака пищевода [12]. Наличие слабокислых и слабощелочных рефлюксов, когда, помимо соляной кислоты, патологическое воздействие на слизистую оболочку пищевода оказывают желчные кислоты, лизолецитин и трипсин, также может быть причиной неэффективности ИПП у пациентов с ГЭРБ. При выявлении у пациента дуоденогастроэзофагеального рефлюкса (ДГЭР) необходима комбинированная терапия, включающая, помимо ИПП, прокинетики, адсорбенты, антациды/альгинаты, урсодезоксихолевую кислоту.
  
Следует отметить, что наибольшее число кислотных рефлюксов отмечается после приема пищи, буферные свойства которой, казалось бы, должны снижать кислотность желудочного содержимого.

Такой «парадокс» объясняется теорией «кислотного кармана», который является источником кислоты, поступающей в дистальный отдел пищевода после приема пищи. Согласно современным представлениям о патофизиологии ГЭРБ, именно сочетание максимальных размеров и проксимального положения «кислотного кармана» с патологическими транзиторными расслаблениями нижнего пищеводного сфинктера лежит в основе формирования наиболее агрессивных кислотных рефлюксов, повреждающее действие которых значительно потенцируется нарушением клиренса пищевода вплоть до формирования так называемой персистирующей кислотной выстилки в дистальных отделах пищевода [13]. Наличие неконтролируемого постпрандиального «кислотного кармана» является одним из факторов, определяющих недостаточную эффективность ИПП. Однако применение ИПП в данном случае представляется вполне оправданным, поскольку, несмотря на то что «кислотный карман» сохраняется, возрастает значение pH его содержимого, оно становится менее кислым. Согласно концепции «кислотного кармана» лечение ГЭРБ должно быть направлено на его перемещение и нейтрализацию с помощью антирефлюксных препаратов – альгинатов.

Еще одной из причин неэффективности терапии ИПП является изжога, не связанная с ГЭРБ.

Формирование этого ощущения может быть обусловлено нарушениями моторики пищевода и гиперсенситивностью его слизистой оболочки.

Согласно Римским критериям IV, официально представленным в мае 2016 г., о гиперчувствительности пищевода можно говорить при наличии следующих симптомов по крайней мере в течение 3 мес за последние 6 мес до постановки диагноза с частотой как минимум дважды в неделю:
  • наличие изжоги или боли за грудиной;
  • нормальной эндоскопической картины и отсутствии доказательств, что причиной симптомов является эозинофильный эзофагит;
  • отсутствия основных двигательных расстройств со стороны пищевода (ахалазия кардии/обструкция гастроэзофагеального соединения, диффузный эзофагеальный спазм, отсутствие перистальтики, пневмоперфорация пищевода);
  • наличие симптомов, несмотря на нормальное время экспозиции кислоты в пищеводе по данным 24-часовой pH-импедансометрии пищевода [14, 15].

Кроме того, изжога может быть вариантом функционального расстройства – функциональной изжоги, критериями которой, согласно Римским критериям IV, также является наличие следующих симптомов по крайней мере в течение 3 мес за последние 6 мес до постановки диагноза с частотой как минимум дважды в неделю:
  1. наличие жжения или боли за грудиной;
  2. нет облегчения симптомов, несмотря на оптимальную антисекреторную терапию;
  3. отсутствия доказательств, что ГЭР или эозинофильный эзофагит являются причиной симптомов;
  4. отсутствия основных двигательных расстройств пищевода, перечисленных выше [15].
В лечении пациентов с гиперсенситивным пищеводом и функциональной изжогой должны использоваться модуляторы боли: ингибиторы обратного захвата серотонина и трициклические антидепрессанты в низких дозах [15–7].

Подходы к терапии пациентов с изжогой и рефлюкс-эзофагитом представлены в табл. 1.
Таблица 1. Градация пациентов с изжогой
Категории пациентов Подходы к терапии
Больные с эпизодической изжогой (реже 1 раза в неделю), не доставляющей беспокойства
Проведение эмпирической антирефлюксной терапии
(альгинаты, антациды, прокинетики). 
Эндоскопия не требуется
Больные с изжогой чаще 1 раза в неделю, доставляющей беспокойство – ГЭРБ
Показание для эндоскопии
НЭРБ – при отсутствии эрозий в пищеводе по данным эндоскопии
Альгинаты, антациды, прокинетики 2–4 нед. При наличии в анамнезе эрозий – терапия ИПП 4 нед
При неэффективности антирефлюксной терапии – уточнение диагноза (функциональная изжога, соматоформное расстройство)
ЭРБ – при наличии эрозий в пищеводе по данным эндоскопии
Единичные эрозии (А/1 ст.) – ИПП стандартная доза 4 нед, альгинаты, антациды, прокинетики
Множественные эрозии (В-С/2–4 ст) – ИПП удвоенная доза 8 нед, альгинаты, антациды, прокинетики
Далее поддерживающая терапия ИПП в ½ дозе 

Эрадикационная терапия

Несколько лет назад высказывались разные мнения по поводу влияния инфекции H. pylori на течение ГЭРБ, в том числе появлялись публикации, в которых указывалось на «протективную» роль микроорганизма по отношению к повреждающему действию рефлюксата. Эпидемиологические исследования демонстрируют меньшую распространенность H. pylori у больных ГЭРБ, чем в популяции (39 против 50%), однако значение этой отрицательной взаимосвязи не имеет убедительного объяснения [18].

Наличие или отсутствие H. pylori не влияет на выраженность симптомов ГЭРБ, их рецидивирование и эффективность лечения этого заболевания, а эрадикация не усугубляет существующую ГЭРБ и не влияет на эффективность терапии [19, 20].

Между тем, если речь идет о сочетании ГЭРБ с хронической инфекцией, вызванной H. pylori, и планируется длительное подавление кислотопродукции ИПП, в схему лечения обязательно включается эрадикационная терапия с целью снижения риска развития язвенной болезни и рака желудка, а при необходимости длительного назначения ИПП – предотвращения транслокации микроорганизма с развитием пангастрита и гастрита тела желудка [21].

Согласно рекомендациям V Маастрихтского соглашения, в регионах с высокой (>15%) резистентностью к кларитромицину рекомендуется квадротерапия с препаратами висмута (висмут трикалия дицитрат – ВТД) или без них, включающая также ИПП, амоксициллин, кларитромицин и нитроимидазол. В регионах с высокой одновременной резистентностью к кларитромицину и метронидазолу висмутсодержащая квадротерапия рекомендуется в качестве терапии первой линии.

Продолжительность эрадикационной квадротерапии с висмутом должна быть удлинена до 14 дней, хотя для отдельных регионов доказана эффективность 10-дневной терапии. Продолжительность эрадикационной тройной терапии с кларитромицином должна быть удлинена до 14 дней. В регионах с низкой резистентностью к кларитромицину стандартная ИПП-кларитромицинсодержащая тройная терапия рекомендуется в качестве эмпирической терапии первой линии (табл. 2) [22, 23].
Таблица 2. Схемы эрадикационной терапии (рекомендации Маастрихт V)
Линия терапии Регионы с низкой резистентностью к
кларитромицину (<15%)
Регионы с высокой резистентностью к кларитромицину (>15%)
1 линия
ИПП-кларитромицин-амоксициллин-метронидазол
14 дней, если на региональном уровне не доказана эффективность 10-дневной терапии. 
Висмутсодержащая квадротерапия
(ИПП-ВТД-тетрациклин-метронидазол) 14 дней
Тестирование чувствительности к антибиотикам
Висмутсодержащая квадротерапия. 
Одновременно ИПП-амоксициллин-кларитромицин-метронидазол 14 дней. 
Последовательная терапия менее эффективна, чем одновременная
2 линия
Висмутсодержащая квадротерапия. 
ИПП-левофлоксацин-амоксициллин
ИПП-левофлоксацин-амоксициллин-ВТД. 
Сочетание ВТД с другими антибиотиками или применение рифабутина
3 линия
Тестирование чувствительности к антибиотикам

Дополнительное включение ВТД в схемы эрадикационной терапии существенно повышает частоту успешной эрадикации H. pylori без роста частоты побочных эффектов.

Основными молекулярными механизмами антихеликобактерного действия ВТД являются:
  • блокада адгезии H. pylori к поверхности эпителиальных клеток;
  • подавление ряда ферментов, продуцируемых H. pylori (уреаза, каталаза, липаза/фосфолипаза, алкилгидропероксидредуктаза и др.), и трансляционного фактора (Ef-Tu);
  • прямое взаимодействие с белками теплового шока (HspA, HspB), нейтрофил-активирующим белком (NapA), нарушение структуры и функции других белков;
  • нарушение синтеза АТФ и других макроэргов;
  • нарушение синтеза, структуры и функции клеточной стенки и функции мембраны;
  • индукция свободно-радикальных процессов [24, 25].
При этом бактерицидное действие ВТД, в отличие от действия большинства антибактериальных средств, проявляется в отношении как вегетативных, так и кокковых форм H. pylori. Применение препаратов висмута в составе эрадикационной терапии позволяет преодолевать резистентность H. pylori к метронидазолу и кларитромицину. Важным обстоятельством является полное отсутствие штаммов H. pylori, резистентных к солям висмута. Следует отметить, что ВТД также снижает активность пепсина и пепсиногена, вероятно, за счет связывания пепсина, а при кислых значениях рН способен связывать желчные кислоты, что наиболее актуально в случае ДГЭР. Кроме того, ВТД достоверно увеличивает секрецию простагландинов и бикарбонатов в желудке и ДПК, образование слизи, стимулирует активность цитопротекторных механизмов и повышает резистентность слизистой оболочки к воздействию факторов агрессии (соляная кислота, пепсин, ферменты, соли желчных кислот) [26–28].

Таким образом, многокомпонентный механизм действия ВТД обеспечивает защиту слизистой оболочки желудка и ДПК от воздействия различных повреждающих факторов, а антихеликобактерная активность позволяет преодолевать устойчивость H. pylori к антибиотикам, повышая эффективность фармакотерапии.

Своевременная диагностика и систематическое лечение ГЭРБ позволяют предупредить прогрессирование заболевания и развитие опасных для жизни осложнений. Лечение ГЭРБ должно быть комплексным, соответствующим клиническим проявлениям заболевания, интенсивности симптомов, и направлено на уменьшение рефлюкса, снижение повреждающих свойств рефлюктата, улучшение пищеводного клиренса и защиту слизистой оболочки пищевода.

Литература
  1. Лазебник Л.Б., Машарова А.А., Бордин Д.С. Васильев Ю.В., Ткаченко Е.И., Абдулхаков Р.А., Бутов М.А., Еремина Е.Ю., Зинчук Л.И., Цуканов В.В. Многоцентровое исследование «Эпидемиология гастроэзофагеальной рефлюксной болезни в России (МЭГРЕ): первые итоги. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2009;6:4–12. [Lazebnik L.B., Masharova A.A., Bordin D.S., Vasijev Ju.V., Tkachenko E.I., Abdulkhakov R.A., Butov M.A., Eremina E.Ju., Zinchuk L.I., Zukanov V.V. «Epidemiology of gastroesophageal reflux disease in Russia: first results» multicenter study. Experimental and clinical gastroenterology. 2009;6:4–12.]
  2. Исаков В.А. Эпидемиология ГЭРБ: восток и запад. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. Специальный выпуск. 2004;5:2–6. [Isakov V.A. Epidemiology of gastroesophageal reflux disease: east and west. Experimental and clinical gastroenterology. Special issue. 2004;5:2–6.]
  3. Allescher H.D. Diagnosis of gastroesophageal reflux. Schweiz. Rundsch. Med. Prax. 2002;91(18):779–90.
  4. Цуканов В.В., Гаркун О.Л. Клинико-морфологические особенности H.pylory-ассоциированных заболеваний у сельского населения Тывы. РЖГГК. 2002;5 (Прил. 17):41. [Zukanov V.V., Garkun O.L. Clinical morphological peculiarities of H.pylory-associated diseases in Tyva rural population. RJGHC. 2002;5(Appendix 17):41.]
  5. Лазебник Л.Б., Бордин Д.С., Машарова А.А. Общество против изжоги. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2007;4:5–10. [Lazebnik L.B., Bordin D.S., Masharova A. Society against acix indigestion. Experimental and clinical gastroenterology. 2007;4:5–10.]
  6. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Трухманов А.С., Баранская Е.К., Дронова О.Б., Зайратьянц О.В., Пасечников В.Д., Сайфутдинов Р.Г., Шептулин А.А., Кучерявый Ю.А., Лапина Т.Л., Сторонова О.А., Кайбышева В.О. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь. Клинические рекомендации по диагностике и лечению. 2014. 30 с. [Ivashkin V.T., Maev I.V., Trukhmanov A.S., Baranskaya E.K., Dronova O.B., Zayratjanz O.V., Pasechnikov V.D., Saifutdinov R.G., Stronova O.A., Kaibysheva V.O. Gastroesophageal reflux disease. Clinical recommendation for diagnostics and treatment. 2014. P. 30.]
  7. Маев И.В., Андреев Д.Н., Гончаренко А.Ю., Дичева Д.Т. Ингибиторы протонной помпы как основа лечения кислотозависимых заболеваний. Справочник поликлинического врача. 2013;7–8:42–4. [Maev I.V., Andreev D.N., Goncharenko A.Ju., Dicheva D.T. Inhibitors of protone pump as a basis for acid-related diseases treatment. Guidance of ambulatory physician. 2013;7–8:42–4.]
  8. Dean B.B., Gano A.D. Jr, Knight K., Ofman J.J., Fass R. Effectiveness of proton pump inhibitors in nonerosive reflux disease. Сlin. Gastroenterol. Hepatol. 2004;2:656–64.
  9. Liker H.R., Ducrotteґ P., Malfertheiner P. Unmet medical needs among patients with gastroesophageal reflux disease: a foundation for improving management in primary care. Dig. Dis. 2009;27:62–7.
  10. Cicala M., Emerenziani S., Guarino M.P., Ribolsi M. Proton pump inhibitor resistance, the real challenge in gastroesophageal reflux disease. World J. Gastroenterol. 2013;19(39):6529–35.
  11. Лазебник Л.Б., Бордин Д.С., Машарова А.А., Фирсова Л.Д., Сильвестрова С.Ю. Факторы, влияющие на эффективность лечения ГЭРБ ингибиторами протонной помпы. Терапевтический архив. 2012;2:16–21. [Lazebnik L.B., Bordin D.S., Masharova A.A., Firsova L.D., Silvestrova S.Ju. Factors having influence at the efficacy of gastroesophageal reflux disease treatment by protone pump inhibitors. Therapeutic archive. 2012;2:16–21.]
  12. Dixon M.F., Axon A.T.R. Bile reflux gastritis and Barrett’s esophagus: Further evidence of a role for duodenogastrooesophageal reflux? Gut. 2001;49:359–63.
  13. Quigley E.M., Schmidt-Martin D. Acid in pocket: a toxic currency. Gastroenterology. 2010;139(5):1786–8.
  14. Пасечников В.Д., Пасечников Д.В. Как добиться максимальной эффективности медикаментозной терапии гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Фарматека. 2008;13:68–72. [Pasechnikov V.D., Pasechnikov D.V. How manage the maximal efficacy from medicamentous therapy of gastroesophageal reflux disease. Pharmatec. 2008;13:68–72.]
  15. Aziz Q., Fass R., Gyawali C.P., Miwa H., Pandolfino J.E., Zerbib F. Functional esophageal disorders. Gastroenterology. 2016;150:1368–79.
  16. Viazis N., Karamanolis G., Vienna E., Karamanolis D.G. Selective-serotonin reuptake inhibitors for the treatment of hypersensitive esophagus. Therap. Adv. Gastroenterol. 2011;4(5):295–300.
  17. Viazis N., Keyoglou A., Kanellopoulos A.K., Karamanolis G., Vlachogiannakos J., Triantafyllou K., Ladas S.D., Karamanolis D.G. Selective serotonin reuptake inhibitors for the treatment of hypersensitive esophagus: a randomized, double-blind, placebo-controlled study. Am. J. Gastroenterol. 2012;107(11):1662–7.
  18. O’Connor H.J. Review article: helicobacter pylori and gastro-oesophageal reflux disease-clinical implications and management. Aliment. Pharmacol. Ther. 1999;13:117–27.
  19. Yaghoobi M., Farrokhyar F., Yuan Y., Hunt R.H. Is there an increased risk of GERD after Helicobacter pylori eradication? А meta-analysis. Am. J. Gastroenterol. 2010;105:1007–13.
  20. Qian B., Ma S., Shang L., Qian J., Zhang G. Effect of H. pylori eradication on gastroesophageal reflux disease. Helicobacter. 2011;16:255–65.
  21. Лапина Т.Л. Диспепсия или ГЭРБ. Необходима ли эрадикационная терапия Helicobacter pylori? Эффективная фармакотерапия. Гастроэнтерология. 2015;4:3–4. [Lapina T.L. Dyspepsia or gastroesophageal reflux disease. Is eradicative therapy of Helicobacter pilori necessary? Effective pharmacotherapy. Gastroenterology. 2015;4:3–4.]
  22. Захарова Н.В., Бакулин И.Г., Симаненков В.И., Маслыгина А.А. Обзор рекомендаций пятого Маастрихтского/Флорентийского консенсуса по диагностике и лечению инфекции Helicobacter pylori. Фарматека. 2016;5:8–26. [Zakharova N.V., Bakulin I.G., Simanenkov V.I., Maslygina A.A. Review of recommendations of the fifth Maastricht/Florentine consensus for Helicobacter pylori infection diagnostics and treatment. Pharmatec. 2016;5:8–26.]
  23. Пиманов С.И., Макаренко Е.В.. Рекомендации Маастрихт V/Флорентийского консенсуса по лечению хеликобактерной инфекции. Consilium Medicum. 2017;8(1):8–27. [Pimanov S.I., Makarenko E.V. Recommendations Maastricht V/Florentine consensus for Helicobacter infection treatment. Consilium Medicum. 2017;8(1):8–27.]
  24. Lambert J.R., Midolo P. The actions of bismuth in the treatment of Helicobacter pylori infection. Aliment. Pharmacol. Ther. 1997;11 (Suppl. 1):27–33.
  25. Оковитый С.В., Ивкин Д.Ю. Препараты висмута – фармакологические основы клинического эффекта. Лечащий врач. 2015;10:22–5. [Okovity S.V., Ivkin D.Ju. Bismuth medicaments - pharmacological basements of clinical effect. Practice physician. 2015;10:22–5.]
  26. Soutar R.L., Coghill S.B. Interaction of tripotassum dicitrato bismuthate with macrophages in the rat and in vitro. Gastroenterology. 1986;91:84–93.
  27. Coghill S.B. Experimental studies using colloidal bismuth subcitrate; possible models of action. In: Proceedings of an international symposium organised under the auspices of the university of Cairo. Pathogenesis and treatment of peptic ulcer disease. Excerpta Medica, Cairo, 1985. р. 7–12.
  28. Tasman-Jones C., Maher C., Thomsen L., Lee S.P., Vanderwee M. Mucosal defences and gastroduodenal disease. Digestion. 1987;37(2):1–7.



Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Яндекс.Метрика
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.